Кириков Андрей Александрович

Иконопись

Иконы старообрядцев Сызрани, Средней и Нижней Волги

Каталог коллекции «Иконы старообрядцев Сызрани, Средней и Нижней Волги» предваряет две статьи. Первая статья носит название «Об иконописании в Сызрани конца XVIII – XIX веков». Она была опубликована в качестве вступительной в каталоге выставки «Сызранская икона». Каталог издан в г. Самара издательством «Агни» в 2007 году. С момента выхода в свет этого издания прошло достаточно времени, чтобы новые материалы в очередной раз изменили наши представления об иконописании в Сызрани и средневолжском регионе. Поэтому, первоначально мы не планировали размещать эту статью на нашем ресурсе. Однако, позже мы посчитали возможным ее опубликовать в исходной редакции, исправив некоторые явные ошибки и неточности. Этой публикацией мы решили напомнить точку зрения десятилетней давности на рассматриваемую в настоящем изложении тему.

Вторая статья – «Иконы старообрядцев Сызрани и Средней Волги» демонстрирует современное представление на иконописание в регионе. Ее содержание не должно звучать рефреном вступительной статьи каталога 2007 года. Поэтому мы снабдили статью «Списком живописцев, иконописцев, иконостасных дел мастеров, других замечательных людей, вышедших из Сызрани и других мест Средней и Нижней Волги». При формировании Списка мы использовали материалы исключительно собственных архивных исследований, а его содержание, по нашему замыслу, должно позволить заинтересованному читателю самостоятельно составить мнение относительно иконописания Сызрани и Средней Волги.



Об иконописании в Сызрани конца XVIII-XIX веков



Настоящее издание посвящено значительному и яркому явлению в истории русского искусства и православия – сызранской иконе конца XVIII-XIX веков. Написанию этой статьи предшествовала большая работа по сбору и систематизации памятников, изучению мест их бытования, определению и описанию общих признаков, выявлению исторического и религиозного контекста. Зачастую в процессе работы новые материалы меняли наше представление на изучаемый объект.


Начало работ по сбору и анализу материалов, касающихся иконописания в г. Сызрани, относится к середине 90-х годов уже прошлого века. Тогда же были сформулированы и основные направления в изучении сызранской иконописи.


Первое направление предполагало создание репрезентативной коллекции сызранских икон на базе существующего собрания. Эта коллекция на наш взгляд, должна представлять наибольшее число иконописных мастерских Сызрани, а также демонстрировать особенности и характерные черты иконописания Сызрани и сызранских периферий. На сегодня коллекция насчитывает более 150 единиц хранения – результат тщательного отбора предметов, обладающих рядом общих признаков. Вторым направлением нашей работы явилось проведение исследований в государственных архивах Сызрани и областных центрах, соседствующих с городом географически. Наибольшее количество полезной информации было почерпнуто нами из фондов Государственного архива Ульяновской области. Последнее объясняется тем, что до 1928 года Сызрань являлась уездным городом Симбирской губернии. Вместе с тем, нами отмечалась крайняя скудость сведений о состоянии сызранского иконописания даже в этом архиве. Причиной тому мог явиться известный пожар 1864 года, уничтоживший три четверти построек Симбирска и унесший значительную часть библиотечных и архивных хранений города. Третье направление – проведение краеведческих изысканий с целью установления потомков известных иконописных фамилий Сызрани. Неожиданно для нас именно это направление дало весьма интересный результат. В частности, нам удалось установить две семьи, проживающие в настоящее время в Сызрани и являющиеся потомками известной иконописной династии Бочкарёвых. В этих семьях мы приобрели обширный архив, большая часть документов которого относится к 90-м годам XIX века.


Так к нашей коллекции добавились памятная книга сызранского иконописца Александра Архиповича Бочкарёва с перечнем заказов на выполнение иконописных работ, большое количество писем и фотографий, а также икона «Богоматерь Знамение Новгородское», написанная А.А. Бочкарёвым незадолго до смерти.


Чрезвычайно важным для нас стало приобретение рукописного Месячного иконописного подлинника полной редакции, дополненного «Собранием о надписании Животворящего Креста», выписанным из «Поморских ответов». На оборотной стороне обложки книги сделана запись: «Сия книга переплетена 7 марта 1887 года».


Время написания текста Месячного подлинника относится к середине XIX века, выдержки из «Поморских ответов» написаны обычным гражданским шрифтом и датируются, очевидно, временем, близким ко времени переплетения книги.


Между страницами книги оказалось множество листков с различными записями. Среди них несколько интересующих нас прорисей на кальке с филигранно выполненными карандашными изображениями святых, рецепты «как составить крепкий и слабый полимент» и «как проводить злащение», заметки о том, «где купить кисти» и т.п. На месте титульного листа аккуратно вклеена страница с записями.


Содержание некоторых записей мы приведем дословно.


«1847 года родитель наш Василий Порфирович помер сентября 29. Иван Иванович Дьяконов помер того же году ноября 12 дня».


«1865 года ноября 1 числа выдана в замужество дочь Александра».


«1866 года сентября 4 числа померла родительница Матрёна Трифоновна, жития было 63 года».


Большой разрыв в хронологии записей свидетельствует о том, что записи были сделаны в более поздний по отношению к произошедшим событиям период и носили, несомненно, характер памятных. Однако именно эти события, имена их героев и даты позволили нам путем сравнения автобиографических данных установить хозяина Иконописного подлинника. Им оказался Давид Васильевич Попов, он же Порфиров. Забегая вперед, скажем, что фигура иконописного мастера Д.В. Попова была ключевой в развитии иконописного промысла Сызрани второй половины XIX века.


XIX веком отмечено большинство икон сызранской коллекции, и лишь единичные памятники можно датировать рубежом ХVIII - XIX веков или началом XIX века.


Несмотря на принадлежность большей части икон Новому времени, мы обнаруживаем полную чуждость сызранского иконописания академическому стилю. Академическая церковная живопись с ее типичными попытками портретного письма, объемными подачами фигур, яркими красками и особой ценностью икон, написанных на сусальном золоте, была типична для России XVIII – XIX веков. Не стало исключением и иконописание Симбирской губернии в целом. Примеры тому – икона «Святой благоверный князь Александр Невский» с подписью: «Сооружена гласными Симбирской городской Думы в память Введения в Симбирске в (?) день февраля 1871 года Городского положения»


Икона "Святой благоверный князь Александр Невский", около 1871 года, Симбирск. (Коллекция автора)


или икона «Святых апостолов Петра и Павла» с подписью: "Григорию Александровичу Ростиславу-Калмыкову - ктитору градской церкви св. ап. Петра и Павла , в знак признательности за многолетнее и полезное ктиторство от признательных прихожан 1913 г. января 30 дня". Несколько слов о последней иконе, любопытно, что ель, изображенная на фоне храма, по преданию была посажена собственноручно императором Петром I во время его астраханского путешествия по Волге. Год спустя после вручения подарка Ростиславу-Калмыкову церковь пришла в аварийное состояние из-за оползня и была закрыта.


Икона "Святые апостолы Петр и Павел", около 1913 года, Симбирск. (Коллекция автора)


Но вернемся к нашему повествованию, эти и множество других икон местного производства являются яркими образцами, соответствующими «фряжскому» стилю иконописания.


Что же касается именно сызранских икон, есть все основания констатировать: хотя и писались они в период, когда преобладал академический стиль, освободивший живопись от всех тех условий, исполнения которых требовала Восточная церковь, всё же сызранское иконописание сохранило и донесло до XX века стиль соответствующий классической манере древних икон. Причем, в отличие от палешан, работавших много и плодотворно в разных стилях, переживших как яркий случай, как эпизод «письмо греческого пошиба», сызранцы понимали греческое письмо совсем иначе. Последнее для них было единственно возможным смыслом и сутью иконы. «Наука древностей и искусства православного Востока обязательна для русской археологической науки не только как среда наиболее ей близкая, родственная и потому понятная, но и как исторически унаследованная», – пишет Н.П. Кондаков о генезисе памятников православной художественной культуры. Греческое письмо имело свое предназначение, оно основывалось на соблюдении общих и незыблемых правил, которые передавались из поколения в поколение и создавали универсальность и единство стиля.


Одно из упоминаний, свидетельствующее о наследственном характере сызранского иконописания, относится к 1866 году. Речь идет об архивной записи, касающейся замечательного мастера и наставника, воспитавшего целое поколение сызранских иконописцев, Давида Васильевича Попова (Порфирова). Про себя Д.В. Попов писал: «… мой прадед принадлежал к духовному званию, дед был мещанином, занимался иконописной работой, а отец – сапожным мастерством». Эта запись дает нам важную точку отсчета в изучении сызранского иконописания, приводящую нас приблизительно в 1810 год – время, когда дед Д.В. Попова сам начинал заниматься иконописью.


Очевидно, уникальность сызранских икон должна была быть связана с определенной средой, являющейся тем плодородным слоем, способным сохранять и воспроизводить легко узнаваемый стиль этих икон.


Исследовав множество архивных документов, мы убедились, что исключительно все сызранские иконописцы принадлежали расколу. В таком свете нам стала понятной приверженность сызранских иконописцев греческому письму, где сама икона являлась отражением мироощущения старообрядчества, его стремления к коллективной целостности в противостоянии окружающему социуму.


Бесспорным подтверждением сказанному является само содержание Иконописного подлинника – сборника правил иконописания, особенно в той его части, которая представляет выдержки из «Поморских ответов». Таким образом, Подлинник становится знаковым документом, свидетельством принадлежности бывшего владельца - Д.В. Попова старообрядчеству.


Итак, перечисленное позволяет сформулировать нам первый тезис нашего повествования: Сызрань – один из развитых центров иконописания XIX века. В порядке уточнения добавим – центр старообрядческого иконописания. Сызранские мастера, опираясь на традиции византийского и древнерусского искусства, создали неповторимый, свой малый мир старообрядческих икон. В связи с принадлежностью сызранских иконописцев к старообрядчеству, нас, естественно, заинтересовал вопрос: «когда и почему старообрядцы оказались на правобережье Волги под Сызранью и случайно ли иконописцы принадлежали к расколу?».


В фондах Государственного архива Ульяновской области находим первый документ, который свидетельствует о распространении раскола в Симбирской губернии. Ссылаясь на него, можем предположить, что раскол появился в губернии около 1700 года. Будто бы «… первые семена раскола бросил какой-то московский житель, по имени не известный». Он закупал в Симбирской губернии хлеб и в «свободное время беседовал с крестьянами на улицах и в домах, внушая им, что ныне нет истинной веры в народе, что христиане изменили вере и вместо двуперстного сложения употребляют трехперстное, пишут иконы по-новому, и многое подобное тому говорил».


Появление старообрядцев в Симбирской губернии в начале XVIII века взял под сомнение кафедральный профессор протоиерей Духовной семинарии Симбирска Павел Охотин. В «Сборнике обозрений предметов, преподанных ученикам семинарии в 1860/61 учебном году» он писал о первоначальном появлении раскола в Симбирской губернии в последней четверти XVIII века. «По церковным данным, 1781 год», – указывает он и говорит об ошибочности мнения, будто бы раскол появился в Симбирской губернии до времени восшествия на престол императрицы Екатерины II.


На достоверность вывода Охотина указывают многочисленные документы времен правления императрицы Екатерины Великой, в том числе Указ 1 февраля 1762, Манифест 4 декабря 1762 года, текст речи императрицы на Общей конференции Синода и Сената 15 сентября 1763 года. В этих и других документах содержался призыв к возвращению в Россию всех «русских беглецов», обещание им различных «матерних благ» и восстановление в правах «гражданственности». Последующие императорские указы 1764 и 1769 годов определяли вернувшимся в страну места для поселений по реке Иргиз и вдоль «старой сиротской дороги» с Волги на Урал, проходившей в том числе и по территории Симбирской губернии.


В «Симбирских епархиальных ведомостях» (№ 7 за 1902 год) в обширной статье «Исторический очерк раскола и сектантства в Симбирской губернии» священник С. Введенский пишет: «По Указу Екатерины II от 14 декабря 1762 года, в видах колонизации края, были приглашены, как известно, Ветковские заграничные раскольники для заселения берегов Волги, и тогда, нужно думать, некоторые поселились не только в известных впоследствии Иргизских скитах, но и в пределах Симбирской губернии, в уездах – Симбирском, Сенгилеевском и Сызранском».


В «Сборнике исторических и статистических материалов Симбирской губернии на 1868 год» Сызрань отмечалась как город, славившийся своими «упорными и сильными по богатству и торговым связям с Москвою, Астраханью, Уральском и Черноморием раскольниками». «Милостыня, которую они (раскольники. – Кир.) получали из города Сызрани и других богатых мест была главным для раскола Симбирской губернии».


О распространенности раскола в Симбирской губернии можно судить исходя из данных кафедрального протоиерея Петра Устинова за 1878 год. «По пути от города Симбирска до города Сызрани и обратно, – писал священник, – Его Преосвященством Преосвященнейшим Феоктистом, епископом Симбирским и Сызранским, обозрено было 48 церквей (14 городских и 34 сельских), находящихся в 14 приходах с православным населением и 29 приходах с раскольничьим населением, остальные 5 храмов – бесприходные».

Итак, приведенные архивные сведения позволяют сформулировать еще один тезис: Сызрань – один из старообрядческих центров Поволжья, тесно связанный не только со старообрядческими общинами прилегающих к Сызрани земель (периферий), но и оказывающий влияние на духовную жизнь всего региона. Есть основания считать справедливым утверждение, что именно икона становится одним из инструментов распространения влияния сызранских старообрядческих общин.


Выгодное географическое положение способствует быстрому экономическому росту Сызранского уезда к середине XIX века. Так ежегодный объем отгружаемых с сызранских пристаней различных сортов хлебных продуктов уже в этот период превышал 1 миллион пудов. К началу XX века по суточной переработке хлеба (60 тысяч пудов) Сызрань отстает лишь от Нижнего Новгорода, Саратова и Самары.



В 1874 году в нескольких верстах от Сызрани владельцы Саймакинской суконной фабрики Войековы поставили первый русский асфальтовый завод. Акционерное общество Сызранско-Печерской асфальтовой и горной промышленности было единственным поставщиком отечественного асфальта и гудрона в России, вырабатывая только асфальта более одного миллиона пудов в год. В некоторых источниках отмечается, что асфальтом с этого завода застилались и московские улицы. Это утверждение поначалу вызвало у нас недоумение, пока в руки к нам не попала фотография из которой становится ясно, что речь идет об асфальтовой плитке.



В 1876-1880 годах был построен и открыт для движения железнодорожный мост через Волгу, по своей длине, 1 верста 195 сажен, он занимал первое место в Европе. Мост был звеном, соединившим общую сеть российских железных дорог с Заволжьем и Сибирью.



Итак, мы привели лишь несколько зарисовок динамичной экономической жизни Сызрани XIX века. Последним штрихом старообрядческой пасторали можно считать численность купеческого сословия в Сызрани, составившего к 1867 году 1004 человека, цифра, естественно, не включает количество заведений и патентов по различным ремесленным цехам. Отметим, что население города в тот период составляло около 30 000 человек. Более того, очевидно, что эта статистика отражает реальную социальную структуру городского населения, поскольку содержит сведения на дату существенно более раннюю, чем дата утверждения Государственным Советом (3 мая 1883 года) Закона «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских и по отправлению духовных требований». Поясним эту мысль. Закон от 3 мая 1883 года существенным образом смягчал ограничения в правах старообрядцев на перемещение (фактически за пределы мест проживания) - для перемещений внутри Империи «раскольники всех сект, за исключением скопцов» должны получать «паспорта на отлучки». Закон также дозволял «раскольникам производить торговлю и промыслы с соблюдением общедействующих по сему предмету постановлений». Принадлежность купеческому сословию позволяла избегать бюрократических проволочек с получением паспортов на отлучки, давая возможность старообрядцам беспрепятственно перемещаться по просторам Империи. Таким образом, увеличение формальной численности купечества в 1883 году (после вступления в силу данного закона) происходит за счет притока старообрядцев, имеющих нужду к перемещениям.


Наше обращение к экономической жизни Сызрани XIX века не подразумевало установление причин быстрого промышленного роста уезда, и тем более – установление связей промышленного роста с конфессиональными предпочтениями сызранского купечества и промышленников. Однако относительно этого вопроса у нас есть одно весьма серьезное замечание – последние не избежали общей судьбы всего русского купечества XIX-XX веков, подавляющая часть их принадлежала расколу, являясь экономическим фундаментом наиболее влиятельных общин Сызрани – поморских беспоповской и федосеевского толка, а также австрийского согласия.


Третий тезис нашего рассказа. Бурный экономический рост Сызрани в XIX веке приводит к появлению сословий, способных своими заказами поддержать иконописный промысел, который в свою очередь становится неотъемлемой частью экономики уезда.


Из архивных материалов известно, что уже во второй четверти XIX века купец Сидельников имел в Сызрани свой магазин, в котором продавались иконы местного производства, и стоили они дорого – от 5 до 15 рублей серебром. Иконы также можно было купить или заказать у мастеров-одиночек, либо в иконописных и иконостасных заведениях. Подобных мастеров и заведений, прямо или косвенно связанных с Сызранским уездом, по архивным сведениям за вторую половину XIX века, насчитывается не менее 70.


Иконный бизнес процветал, годовой налог за иконописное производство с мастера был небольшим и составлял 1 руб. 70 коп., зa содержание мастером рабочего или подмастерья налог составлял 1 руб. 15 коп., содержание ученика – 57 коп. (из «Книги Сызранской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху»). В то время работа над иконостасом, «с его покраской и позолотой в некоторых местах резьбы и карнизов золотом на гульфарбу» стоила 300 руб. А трехлетний контракт на обучение ученика с содержанием стоил от 100 до 150 рублей.


В целом иконописание в Сызранском уезде носило заказной характер, о чем свидетельствуют изображения палеосных святых на полях большинства икон. Подавляющее число мастеров уезда принадлежало к общине поморцев-беспоповцев, приемлющих браки, однако сызранское иконописание само по себе не было явлением внутриконфессиональным. Иконописцы выполняли заказы также для старообрядцев австрийского согласия, для единоверцев и для господствующей церкви.


Из рапорта от 2 октября 1886 года благочинного Л. Павпертова епископу Симбирскому и Сызранскому Варсонофию по поводу вновь отстроенной церкви Казанской Богоматери в с. Батраки Сызранского уезда: «… иконостас и иконы поставлены. Лики в иконах написаны не согласно представляемым подрядчиком икон в образце, но много темнее с красноватым оттенком, как у единоверцев. На трех иконах Христа Спасителя: на горнем месте в алтаре, по правую сторону царских врат, над аркую в трапезе, и на двух иконах святителей на клиросах в нижнем ярусе иконостаса, перстосложение благословляющей руки не вполне православное, большой перст присоединен к концам двух малых перстов и не выражает ХС. При осмотре мною храма и иконостаса было более пятидесяти человек прихожан православных и несколько раскольников, и все единогласно высказали, что иконы так написаны по их желанию и им очень кажутся, и просили меня ходатайствовать перед Вашим Преосвященством об оставлении иконостаса в этом виде. Если Вашему Преосвященству благоугодно будет сделать им снисхождение, то церковь к освящению совершенно готова». Резолюция епископа Варсонофия гласила: «Освятить храм в желаемое прихожанами время».


Из донесения графу Орлову-Давыдову от 20 августа 1812 года, с. Старый Тукшум, Сызранский уезд, Усольская вотчина графов Орловых-Давыдовых по поводу иконописца Ивана Янова, который, «хотя и пьяница», был на хорошем счету и пользовался заслуженным авторитетом: «старотукшумский живописец нужен для писания икон и к поправлению наших живописцев, ибо он, бывши в Усолье, говорил, что все писанные иконы должны быть варбией переправлены». Кроме того, у Ивана Янова был родной брат Пётр, который писал иконы на досках греческим письмом, потому что окрестные крестьяне «больше почитали иконописное письмо, а не живописное». Братья работали вместе и были выходцами из раскола.


Настало время вновь обратиться к фигуре Давида Васильевича Попова (Порфирова).


Д.В. Попов родился 17 ноября 1822 года. 24 января (?) года зарегистрировал брак с Авдотьей (Агафьей) Ивановной Дьяконовой. Имел двух детей: дочь Александру 1847 года рождения и сына Ивана 1856 года рождения.


Из архивных документов известно, что 22 октября 1866 года сызранский полицмейстер с ратманом прибыли в дом Давида Васильевича Попова, у которого, несмотря на закрытие моленной 4 октября этого же года, вновь образовалась моленная, где совершалось богослужение. Моленная находилась в верхнем этаже отдельно построенного от главного дома флигеле. Полицмейстер, войдя в моленную, не нарушил богослужение, а допустил поморцам окончить службу, после чего приступил к действиям, начав с переписки молельцев. В комнате, кроме Попова, находилось еще 17 человек, среди них дочь Александра, жена Авдотья, братья жены Константин Иванович и Андреян Иванович Дьяконовы. Константин Иванович Дьяконов постоянно проживал в Казани, а у Попова одно время вместе со своей женой Матрёной Ивановной обучался иконописному мастерству.


Спустя год после ареста моленной Давид Васильевич был допрошен судебным следователем. На допросе Попов показал, что моленной в его доме не было, а иконы, что висели по стенам, были заказными и висели они для того, чтобы не испортились. Он также сказал, что писал эти иконы разным лицам и даже в разные города. А молился Давид Васильевич вместе со своими родственниками за умершего отца по старообрядческому канону.


Несмотря на утверждение Попова, что в доме его никогда моленной не было, суд вынес 2 апреля 1869 года суровое решение. Давид Васильевич за открытие им в доме раскольнической молельни для публичного богослужения подлежал заключению в тюрьме сроком на один год, а всё устроенное в молельне подлежало слому и продаже в пользу местного Приказа общественного призрения.


Неординарность личности Попова (Порфирова) Давида Васильевича подтверждается множеством полицейских протоколов и судебных разбирательств с его участием, незаурядностью отличались и лица, его окружавшие.


Иконописец Качаев Павел Семёнович 1828 года рождения, родом из села Кивати Сенгилеевского уезда, постоянно проживал в Сызрани, был женат, имел сына.


Можно предположить, что и Павел Семёнович Качаев был личностью незаурядной, с ним постоянно происходили всякие истории, о которых остались сведения в архивных документах. То Качаев за сбыт фальшивого кредитного билета содержался па приговору мирового судьи полтора месяца в тюрьме, то его обвинили в подделке и сбыте фальшивой серебряной монеты. Ha допросе же Качаев себя виновным не признал. Он сказал, что у него делали обыски и отобрали вещи, которые служили ему для иконописания, а не для подделки монеты, как его в этом подозревали.


16 августа 1888 года Павел Семёнов Качаев попал в новую историю. В тот день он оказался в гостинице, которая находилась в доме Самариных по Большой Монастырской улице. Гостиница состояла из двух залов и небольшой комнатки для желавших уединения. В переднем углу этой комнатки висел образ в трех лицах – Святого Николая Чудотворца, Исуса Христа и Божией Матери, а на другой – висели картины обнаженных женщин во весь рост одна была изображена лицом к зрителю, другая – спиной.


Будто бы Качаев, показывая собравшимся (в комнате было человек пять-шесть гостей) икону, говорил, что образ написан неправильно, так как на нем трехперстное сложение, поэтому он молиться на нее не будет, а лучше поклонится нагим женщинам на картинах. Потом снял икону и выбросил из окна комнаты во двор.


Об этой истории стало известно помощнику пристава Сызрани. Он составил протокол случившегося и опросил свидетелей. Сам Павел Семёнович ни признавал, ни отрицал своей вины, поскольку, согласно его признанию, «был сильно выпимши» и ничего не помнил о том, что было в гостинице. Этот факт мог подтвердить иконописец Давид Васильевич Порфиров, в доме которого жил Качаев. Любопытно, что на допросе он назвал себя православным. Попов пояснил, что по делу Качаева ему ничего неизвестно, кроме того, что всю неделю до случая в гостинице, тот пьянствовал: он пил запоями, иногда недели по две – три.


Следует отметить, что икона «Седмица» (Господь Вседержитель с предстоящими), находящаяся в настоящее время в нашей коллекции, с бумажной маркой на обороте «Похвальный отзыв Казанской ремесленно-сельскохозяйственной и выставки. Качаев А.П., г. Сызрань» принадлежит кисти сына нашего героя – Александра Павловича Качаева.


Вновь обратимся к семейной хронике Попова Давида. 1 ноября 1865 года дочь Давида Васильевича Александра выходит замуж за Архипа Афанасьевича Бочкарева, жившего по соседству во второй части Закрымзенской слободы. Неизвестно, занимался ли сам Архип Афанасьевич иконописью – по архивным документам, он – псаломщик. 15 января 1866 года в семье Бочкарёвых появляется первенец – Александр. Всего в семье было четверо сыновей, и только Александр Архипович и Фёдор Архипович приобрели известность как иконописцы.


Есть сведения, что Александр Архипович Бочкарёв за успехи в иконописании награждался похвальным отзывом Нижегородской выставки 1896 года. А 9 сентября 1902 года он награждается Комитетом Сызранской сельскохозяйственной кустарной выставки за «предоставленные им две иконы».


После 1917 года иконописанием А.А. Бочкарёв практически не занимался. В 1929 году Александр Архипович был арестован по ложному обвинению и сослан на временное поселение в Архангельскую губернию, село Холмогоры. Вот уж действительно ирония судьбы – иконописец, старообрядец поморского согласия возвращается к местам своих «духовных истоков». Скончался А.А. Бочкарёв 31 мая 1934 года, вскоре после возвращения из ссылки. В справке о смерти в графе о роде занятий значилось: «Живописец в фотоартели при мастерских ИЗО».


В нашей коллекции содержится ряд икон А.А. Бочкарёва с клеймами мастера «Иконописец А.А. Бочкарёв в Сызрани, 189… г.».


Итак, сызранское иконописание конца XVIII и XIX веков отмечено прежде всего самобытным стилем, получившим в среде старообрядцев Поволжья название «греческого», с характерным для него сдержанным колоритом, лаконичностью композиции, удлиненными пропорциями фигур, изысканной симметричностью архитектурных кулис. Иконы сызранского письма не провинциальны, они отвечают самому взыскательному вкусу ценителей иконописи. В то же время обладают типичными для своего времени признаками старообрядческой иконы – ковчег, двойная опушь по полям, среди палеосных святых на полях изображение Ангела Хранителя, торцевые стороны иконной доски залевкашены и окрашены в киноварные или вишневые тона. Для малоформатных икон доски зачастую изготавливались из кипариса.


Важнейшим формальным признаком сызранской иконы является широкая пологая лузга. В подавляющем большинстве случаев по черному фону лузги, ограниченного по краям тонкими белильными линиями, нанесен золотом или серебром орнамент, состоящий из чередующихся стилизованных цветков ромашки и завитков в форме трилистника. В отдельных случаях на пологую лузгу нанесена золотая полоса шириной 3-4 мм, ограниченная по краям тонкими белильными линиями. На иконе «Богоматерь Знамение Новгородское» из нашей коллекции, являющейся со слов наследников Бочкарева А.А., последней из написанных Александром Архиповичем, декорирование пологой лузги отсутствует полностью.


Создается впечатление, что мастера, готовившие иконные доски, в процессе работы подразумевали некий типовой декор для нанесения на лузгу, а именно «ромашка-завиток», в то время как иконописец эпизодически отклонялся от заданного стандарта.


Удлиненный широкий шрифт, которым подписывались иконы, также весьма типичен – в нем мы обнаруживаем сходство с полууставом старопечатных книг. Изучая географию сызранской иконы, обращаешь внимание на череду названий различных населенных пунктов: Сызрань, Тереньга, Старый Тукшум, Сенгилей, Корсун (Симбирская губерния), Хвалынск (Саратовская губерния), Кузнецк – все эти населенные пункты являются не только местом бытования крупных старообрядческих общин. Главное – в этих местах жили и писали иконы на протяжении второй половины XIX века замечательные мастера из числа тех 70 мастеров-одиночек и иконописных заведений, отмеченных нами. Настоящим сообщением мы надеемся приподнять полог анонимности над замечательным явлением русской художественной культуры, интерпретируемым до последнего времени главными музеями страны, как «Палех (?)», «Мстера (?)» или обобщенно «Поволжье».


Итак, приглашаем к знакомству – сызранская икона.


А.А. Кириков

Москва


Литература

Г.П. Демьянов. Путеводитель по Волге. Изд. десятое. 1905 г.

Н.П. Кондаков. Византийские церкви и памятники Константинополя. М. Индрик, 2006 г.

ГАУО, ф. 117, оп. 7.

ГАУО, ф. 1,оп. 70.

ГАУО, ф. 134, оп. 7.

ГАУО, ф. 147, оп. 14.




Иконы старообрядцев Сызрани и Средней Волги




Сегодня кажется, что сызранскую икону знали всегда. Действительно, уже в 80-х годах прошлого (20-го) века на Среднем Поволжье, среди узкого круга просвещенных ценителей икон, ковчежная икона с орнаментированной лузгой именовалась жаргонизмом «бочкаревка». Отметим, что встречались такие иконы весьма нечасто, а об их старообрядческом происхождении и вовсе мало кто догадывался. Настоящая известность к Сызрани, как признанному иконописному центру, приходит в самом начале 21-го века. В это время понятие «сызранская икона» приобретает неоспоримый и всем понятный статус: о ней узнают из докладов на научных конференциях, ей принадлежит множество упоминаний и комментариев в компьютерных сетях, отметилась сызранская икона и в анналах отечественного документального кино.


Сызранской иконе, как явлению отечественной художественной культуры, уже посвящено несколько исследований, отличающихся той или иной степенью оригинальности, поэтому, об историческом и конфессиональном контексте бытования иконописного промысла упомянем лишь вкратце, не вникая в подробности. Особенный и всеми узнаваемый стиль сызранской иконы формируется в среде старообрядческих мастеров на рубеже 18 и 19 веков. Время формирования стиля совпадает со временем массового переселения зарубежных старообрядцев на Среднюю Волгу. Начало переселению положил известный Манифест Екатерины II, от 4 декабря 1762, дозволяющий: «…въ Имперiи НАШЕЙ поселиться …не только иностранныхъ разныхъ нацей … на поселенiе, в Россiю прiемлем… но и самимъ до сего бЪжавшимъ изъ своего отечества подданнымъ возвращаться позволяемъ». Достоверно известно, что до времени выхода Манифеста старообрядцы уже населяли «Сызран» и его окрестности, о чем достаточно сведений в различных архивных источниках. Тем не менее, в «Симбирских епархиальных ведомостях» (№ 7 за 1902 год) в статье «Исторический очерк раскола и сектантства в Симбирской губернии» священник С. Введенский уточняет: «По указу Екатерины II от 4 декабря 1762 года, в видах колонизации края, были приглашены, как известно, Ветковские заграничные раскольники для заселения берегов Волги, и тогда, нужно думать, некоторые поселились не только в известных впоследствии Иргизских скитах, но и в пределах Симбирской губернии, в уездах – Симбирском, Сенгилеевском и Сызранском». В старообрядческой среде до сих пор бытует мифологема о поощрительном отношении Екатерины II к старообрядцам. Однако, мотивы приглашения иностранцев и русских «беглецов» поселиться в России представляются скорее не актом доброй воли, а чем-то более прозаичным, вынужденным и необходимым. Малая заселенность, экономическая отсталость Среднего Поволжья, череда крестьянских бунтов, неуживчивость автохтонного населения и как следствие необходимость «колонизации края» явились настоящим и весьма прагматичным основанием такого приглашения.



Гравюра "Вид города Сызрани с приезда к северо-востоку", 1769-1771 годы, по рисунку М.И. Махаева, снятого с рисунка подполковника А.И. Свечина, офорт, резец. (Коллекция автора)

На рубеже 18 и 19 веков Сызрань и ее окрестности отмечены интегрированием старообрядческих общин в экономическую жизнь города и уезда. А полвека спустя в «Сборнике исторических и статистических материалов Симбирской губернии на 1868 год» Сызрань описывается как город, славившийся своими «упорными и сильными по богатству и торговым связям с Москвою, Астраханью, Уральском и Черноморием раскольниками». Бурный экономический рост уезда в 19 веке приводит к появлению сословий, способных своими заказами поддержать иконописный промысел.


Во избежание повторений с материалами, опубликованными ранее, в настоящем изложении мы будем цитировать адаптированные для чтения выдержки из первоисточников: Государственного архива Ульяновской области (ГАУО) и личного архива автора. Эти выдержки стали для нас отправными точками в исследованиях иконы Сызрани и Средней Волги. Их публикация позволит избежать неточностей установления хронологии событий и родственных связей отмеченных нами иконописцев, а также некоторых других личностей, показавшихся нам интересными в рамках нашего рассказа. Отметим, что в архивных материалах термины «иконописец», «живописец», иногда «иконостасный мастер» и даже «маляр» зачастую являются обозначением одного и того же понятия – «иконописец». Такое разночтение может являться историзмом, а может отражать характер, манеру работ или формальную профессиональную принадлежность наших персонажей. Например, наиболее известный сегодня иконописец из Сызрани Александр Архипович Бочкарев (от имени которого и произошел жаргонизм «бочкаревка»), судя по сохранившейся квитанции об уплате ремесленного сбора в 1901 году числился ремесленником «кузнечн.-сапожнаго цеха». Согласно архивным материалам стиль написания икон делился на «иконописный», «греческий» и «живописный». При этом «иконописный» и «греческий» семантически имели одинаковое значение и, как правило, противопоставлялись «живописному» стилю. Многочисленность и влиятельность старообрядческих общин в регионе – факт известный и прежде. В разных источниках перечислены названия населенных пунктов с населением, «подверженным расколу». Изученные архивы приводят нас к важной закономерности: жители таких населенных пунктов всегда демонстрировали предпочтение «греческому» или «иконописному» стилю написания икон. Собственно, эти предпочтения зачастую и являлись косвенным свидетельством распространения «раскола» в этих местах. Архивные материалы, связанные со сдачей иконописных работ церковному начальству, часто содержат приписку: «без раскольничьих суеверий». Такая приписка сопровождает работы иконописцев, не уличенных напрямую в «связях с расколом».


Итак, вместо очередного рассказа (пересказанного не один раз на многих площадках) мы предлагаем Вашему вниманию «Список живописцев, иконописцев, иконостасных дел мастеров, других замечательных людей, вышедших из Сызрани и других мест Средней Волги». Этот список содержит сведения об иконописании и иконописцах региона, сопровождается ссылками на соответствующие архивы, и является по нашему замыслу пополняемым. Сведения приведены в хронологическом порядке, что позволяет выявить некоторые статистические, иногда и исторические закономерности. Даты, определяющие порядок следования сведений, как правило, соответствуют времени самих архивных записей. В редком случае даты соответствуют времени свершения самых событий, то есть, событие может произойти значительно раньше, чем сообщение о нем найдет свое место в архивных записях.


К слову о выводах и закономерностях, являющихся результатом применения данных из нашего списка. Неоднократно отмечалось, что характерный стиль сызранской иконы формируется в регионе на рубеже 18 и 19 веков. Но, какие иконописные традиции, кто именно из носителей этих традиций могли находиться у истоков формирования стиля? Или художественный язык сызранской иконы был разработан здесь, на месте, без всяческих вмешательств из вне? На эти вопросы попытаемся ответить, обратившись к нашему списку.


Наиболее раннее сообщение обязано своим появлением в нашем списке курьезу, случившемуся в Симбирском наместничестве, – «краже ясачным крестьянином села Альзы … И. Якимовым … у жительствующего в городе Саранске из малоросиан живописца Федора Стародубовского из дому разной пажити». Датируется это сообщение маем 1781 года. Фигура живописца привлекла наше внимание следующими деталями. На его происхождение указала фраза «из малоросиан». Первая Малороссийская губерния, просуществовавшая с 1764 по осень 1781 годов, включала такую территориальную единицу как Стародубский полк с административным центром городом Стародуб. Поэтому, «Стародубовский» в ту пору было скорее всего прозвищем по месту происхождения живописца Федора, а окончание «~ский» этого словообразования уточняло его происхождение – Великое Княжество Литовское. С началом претворения в жизнь упомянутого Манифеста Екатерины II и последующей «выгонкой» старообрядцев с Ветки в 1764 году, вся культурная и религиозная жизнь перемещается в Стародуб. Позже, миграционная волна из слободской агломерации Ветка – Стародуб заносит нашего героя в Симбирское наместничество, где и сводит его судьба с предприимчивым «ясачным крестьянином села Альзы». Учитывая уровень развития и масштабы иконописания на Ветке, переселение значительного количества «ветковских заграничных раскольников» на берега Волги предполагает наличие в их числе и иконописцев. Одним из таких иконописцев, носителей известной художественной культуры, очевидно и являлся живописец Федор из Стародубья.


Следующим по хронологии стало сообщение о сызранском иконописце Порфире Попове, период его деятельности приходится предположительно на 1800 -1840 годы. Кроме того, что отец его «был церковником», о происхождении Попова достоверных сведений нет. Есть мнение (на основании некоторых косвенных свидетельств) о происхождении Попова с Иргиза, одного из конечных пунктов переселенческого маршрута с Ветки. Последнее, в принципе не противоречит заявлению об его отце – «церковнике», так как большинство старообрядческих общин на Иргизе были поповского согласия. Об этом я впервые услышал с уст Половинкина П.В., председателя Самарской общины Поморской Древлеправославной Церкви. Порфир Попов являлся родоначальником иконописной династии Поповых (Порфировых) – Бочкаревых. На основании вполне обоснованного предположения о преемственности стиля в этой династии, по иконам ее представителей конца 19 века, можно судить и об иконописном стиле, переданному им по наследству Порфиром Поповым.


Очередной наплыв приезжих иконописцев на Среднюю Волгу связан с эпическим пожаром под Сызранью в Усольской вотчине графов Орловых. История Усолья донесла до нас сведения о пожаре 1812 года, когда вместе с большей частью села сгорел и деревянный графский дом. Однако, основываясь на архивных документах нас заинтересовал пожар, случившийся ранее, повлекший не менее катастрофические последствия и уничтоживший четыре церкви в селе и его окрестностях. Допускаем, что речь идет об одном и том же пожаре. Наши архивные источники указывают на время этого события - до 1811 года, так как для восстановления иконостасов в сгоревших храмах, граф Владимир Григорьевич Орлов нанимает в 1811 году «иконника» Сапожникова из Борисоглебских слобод. Имя того «иконника» осталось неизвестным. Обратимся к фактам. Борисоглебские слободы принадлежали Ростовскому Борисоглебскому монастырю со дня основания, а в 1772 году были пожалованы Екатериной II своему фавориту – графу Григорию Григорьевичу Орлову. Управление новой вотчиной практически сразу перешло младшему из братьев Орловых – Владимиру Григорьевичу, в то время уже управлявшим их Усольской вотчиной под Сызранью. Слобода Борисоглебская, позже заштатный городок Борисоглебск, в результате объединения с городом Романов в 1822 году становится частью города Романов-Борисоглебск, известного как родина замечательной старообрядческой иконописной традиции конца 18 – начала 20 веков.


Вновь вернемся к рассказу об участии графа Владимира Орлова в восстановлении церквей в Усолье. Очевидно, что упомянутый «иконник» Сапожников являлся одним из братьев, Петром или Михаилом, получившими широкую известность еще при жизни. Иконописцы были крепостными крестьянами графа Григория Григорьевича Орлова, логично, что именно Сапожниковых, нанимает их фактический хозяин – Владимир Григорьевич Орлов для работ в сгоревших усольских церквях. Последующие сведения об иконописцах, братьях Сапожниковых, почерпнуты нами из работ Лашиной С.А. (Борисоглебский монастырский музей). Итак, братья Петр и Михаил Сапожниковы получили известность, работая в Борисоглебском монастыре, расписывая храмы в Ярославском и Ростовском уездах Ярославской губернии. Позже, возглавляя собственную («сапожниковскую») артель, они выполняли заказы по разным губерниям Российской империи. Лашина сообщает об иконописном стиле, исповедовавшимся братьями: «даже старообрядцы не находили его противным их убеждениям», или: «… по единодушному мнению искусствоведов 19 столетия «сапожниковский» стиль «счастливо приближается к древнему византийскому стилю». «Сапожниковы с удовольствием выполняли заказы старообрядцев», - сами братья, при этом, старообрядцами не были. Стиль сапожниковских икон был оригинален и совершенно отличался от известного стиля икон "романовских писем".


С кем именно из Сапожниковых договорился управляющий Усольской вотчины на восстановление церквей - неизвестно, учитывая масштабы предстоящих работ, можно предположить, что речь шла о найме всей «сапожниковской» артели. Будучи «хозяевами-иконописцами», в артели братья «участвовали не одним только надзором, они сами работали со своими мастерами».


Общеизвестными, «эталонными» иконами братьев Сапожниковых являются три иконы Ангельского чина со Спасом Эммануилом, датированные 1795 годом, из фондов Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге и икона "Вход Господень в Иерусалим" 1810 года из храма Рождества Христова Митрополии Русской Православной Старообрядческой Церкви на Рогожской Заставе в Москве.


В начале 1811 года управляющий Усольской вотчины графов Орловых выбирает местных мастеров «нежели чем московских» для восстановления церквей после пожара. В распоряжение приказчика Фомина поступают иконописцы Иван и Петр Яновы, уроженцы села Старый Тукшум, а также, «новодевический живописец» Алексей Матвеев из села Новодевичье - все местные, из Сызранского и Сенгилеевского уездов. Если Иван и Петр Яновы пользовались значительным авторитетом как у подрядчиков, так и у окрестных крестьян, то о живописце Матвееве, кроме имени, до нас других сведений не дошло. Интересен следующий факт – при найме управляющий дает иконописцам указание: «иконы писать иконописным письмом, а не живописным для того что крестьяне больше почитают иконное нежели живописное». Последнее не удивительно, на эстетических предпочтениях старообрядцев Симбирской губернии мы уже останавливались. Важно другое, из указания следует, что местные мастера владеют как иконописным, так и живописным стилем написания икон.


Итак, в нашем распоряжении оказались сведения о мастерах-иконописцах, оставивших следы в архивных документах конца 18 – начала 19 веков. Их не много. Справедливости ради, нужно признать, что в указанный период, регион Среднего Поволжья не был отмечен какими то ни было успехами в иконописании. Объяснение этому факту – низкая заселенность и большой процент коренного, не исповедующего православие населения. Сохранились данные о численности жителей в губернском городе Симбирске на 1811 год – 13300 человек (по другим городам региона данных на это время у нас нет). Для примера, численность жителей Ярославля в том же, 1811 году, составляла 23800 человек. Плотность населения региона так же намного уступала центральным, западным и южным губерниям. Начало устойчивого прироста численности православного населения, включая старообрядцев, приходится на начало 19 века. Этот прирост и стимулировал возросшую потребность в иконах, а также появление в регионе мастеров, способных обеспечить эту потребность.


Таким образом, на рубеже 18 и 19 веков количество иконописцев в регионе не могло быть значительным в принципе, а имена Федора Стародубовского (Стародубье-Ветка), Порфира Попова (Иргиз?), Петра и Михаила Сапожниковых (Романов-Борисоглебск), местных мастеров, демонстрирующих умение писать иконы в разных стилях - Ивана и Петра Яновых, Алексея Матвеева представляют собой круг иконописцев, в котором сформировался узнаваемый и знаменитый сегодня стиль сызранской иконы.


В завершение нашего рассказа, приведем краткий ретроспективный обзор наиболее важных дат, людей и событий, оставивших свой след в «Списке живописцев, иконописцев, иконостасных дел мастеров, других замечательных людей, вышедших из Сызрани и других мест Средней Волги». Этот обзор мы дополним незначительным количеством сведений из раздела «Коллекции. Иконы Сызрани и Средней Волги».


Начало 19 века знаменуется формированием стиля сызранской иконы в среде иконописцев, ведущих свое происхождение с Ветки, Ярославской губернии, а также местных мастеров, владеющих навыками писания икон в разных стилях. Большинство сведений почерпнуто из архивных источников, посвященных восстановлению церквей в Усольской вотчине графов Орловых.


30е – 40е годы 19 века отмечены небольшим количеством эпизодов, нашедших отражение в архивных документах.


На 50-е и 60-е годы 19 века приходится множество архивных упоминаний о различных событиях и персонажах. Часть упоминаний содержится в полицейских и судебных протоколах и связаны с именами иконописцев - старообрядцев, их учеников из Сызрани и Сенгилеевского уезда, другая часть содержит имена иконописцев, пострадавших в пожаре, случившемся в Симбирске в 1864 году.


1871 год отмечен любопытным упоминанием об иконописном селе Чертановка Сенгилеевского уезда Симбирской губернии. В Чертановке крестьяне в свободное от земледельческих работ время занимались иконописанием. В производстве промысла участвовали дети с 16-летнего возраста. Иконы сбывались на ближайших к селению базарах. О качестве и стиле чертановских икон сегодня доподлинно ничего неизвестно. Однако, напомним утверждение священника Введенкого в «Историческом очерке раскола и сектантства в Симбирской губернии» (1902) о заселении Сенгилеевского уезда «ветковскими заграничными раскольниками» после выхода Манифеста 1762 года.


Конец 19 века характерен появлением в архивах материалов, посвященных ученикам и потомкам иконописцев-старообрядцев, героев полицейских протоколов 50-х и 60-х годов 19 века. В рекламных объявлениях того времени некоторые представители известных иконописных фамилий сообщают о готовности выполнять заказы на написание портретов и картин, а также заказы по написанию икон в разных стилях: древне-греческом, палехском, московском и ново-византийском и прочее.


В конце 19 века появляются иконы, копирующие стиль и формальные признаки сызранских икон. О происхождении некоторых икон свидетельствует оттиск чернильной печати на обороте: «Иконописная мастерская Андрея Матвеевича Чирикова в слободе Мстера Вязниковского уезда Владимирской губернии». Значительная часть населения слободы принадлежало старообрядчеству разных согласий. В новое время мстерские иконописцы получили известность в том числе как стилизаторы (старинщики) и реставраторы. Иконы «под Сызрань» с печатями мастерской А.М. Чирикова (1860 - 1912) изготовлялись серийно и совмещали характерные черты как сызранского, так и мстерского стилей.


В начале 20 века формальные признаки сызранской иконы воспроизводит в работах своей иконописной артели иконописец, гравер и издатель Лука Арефьевич Гребнев (1867-1932) из села Старая Тушка Вятской губернии. Гребнев являлся значительной персоной в среде старообрядцев федосеевского согласия.


20-е и 30-е годы 20 века ознаменованы завершением «золотого века» иконы Сызрани и Средней Волги. Для представителя наиболее известной иконописной династии Сызрани, Бочкарева Александра Архиповича, эпилогом его творческой деятельности стало ложное обвинение и ссылка в Холмогоры (1929). Для Горшкова Ивана Петровича из села Шаховское Павловского района Средневолжской области, иконописное поприще нашло более счастливое завершение - лишение избирательных прав (1931).


Написанию этих строк предшествовали: доклад «О сызранском иконописании» на конференции «VII Филевские чтения» - 2001г., выставка «Сызранская икона» в Самарском епархиальном музее и выпуск одноименного каталога - 2007 г., выставка «Икона Сызрани и Средней Волги» в Центральном музее древнерусской культуры им. Андрея Рублева - 2008 г., премьера фильма «Тайна сызранской иконы» - 2011 г. Ностальгическое обращение к перечисленному предоставляет возможность поблагодарить всех причастных к этим событиям, тех, кого я могу назвать своими единомышленниками и друзьями, это: Алексинская Марина, Борков Игорь (Ульяновск), Кирикова Наталья, Клочков Юрий (Саратов), Комашко Наталья, Котелевский Александр, Мочалова Елена (Сызрань), Пигалов Сергей (Ульяновск), Половинкин Павел (Самара).
Фотосъемка Лапин Александр.



А. Кириков

Москва




СПИСОК ЖИВОПИСЦЕВ, ИКОНОПИСЦЕВ, ИКОНОСТАСНЫХ ДЕЛ МАСТЕРОВ, ДРУГИХ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ, ВЫШЕДШИХ ИЗ СЫЗРАНИ И ДРУГИХ МЕСТ СРЕДНЕЙ И НИЖНЕЙ ВОЛГИ


1781 г.


Стародубовский Федор. Живописец. Город Саранск Симбирского наместничества.
Упоминание относится к маю 1781 года. Из «Дела о краже ясачным крестьянином села Альзы Саранской округи И. Якимовым имущества у живописца г. Саранска Ф. Стародубовского»: «По производившемуся в здешней расправе делу содержится под стражею села Альзы Ясашной (Симбирское наместничество – ред.) крестьянин Иван Якимов, о покраже у жительствующего в городе Саранске из малоросиан живописца Федора Стародубовского из дому разной пажити».
(ГАУО, ф.967, oп.1, д.4, л.1)


1800 - 1840 гг.


Попов Порфир. Иконописец, мещанин. Дед иконописца Попова (Порфирова) Давида Васильевича. Город Сызрань Симбирского наместничества, позднее Симбирской губернии.
Порфир - имя иконописца мы установили, прочитав текст заметок на листах, вложенных в Иконописный подлинник: «1847 года родитель наш Василий Порфирович помер Сентяб. 29».
(Архив автора)
1800 – 1840 - годы предположительного занятия Порфиром Поповым «иконописною работаю». Отправной точкой нашего предположения стала дата рождения внука Порфира Попова – Давида Васильевича Попова (Порфирова) – 1822 год. Также, мы постарались учесть время, достаточное для обучения Поповым своего внука, Давида, иконописному мастерству, добавившее впоследствии к именной формуле Давида Васильевича родовое имя «Порфиров». Из дела об открытии сызранским мещанинами Поповым и Старцевым раскольнических молелен от 20 октября 1866 года: «Давыд Васильев Попов по происхождению своему от Духовного звания, прадед его был церковником, дед мещанином занимался иконописною работою, а отец сапожным мастерством … Давыд Васильев рожден в нашем приходе (город Сызран, Ильинская церковь - ред.) как видно из метрик 1822 года ноября 17 дня под №74 …».

(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1)


1806 г.


Братья Сапожниковы Петр и Михаил. Иконописцы. Слобода Борисоглебская (после 1822 года город Романов-Борисоглебск) Ярославской губернии.
Упоминание относится к 1806 году. «Реестр церковной утвари для Усольской церкви доставленной от бурмистра с. Порецкого. В Домовую Его Сиятельства Графа Владимира Григорьевича (Орлова) Контору». «Порецкой бурмистр Петр Лалин при письме своем от 24-го мая прислал сюда на двух подводах для Усольских церквей икон, которым у сего прилагается записка, предлагая оные от Порецкаго общества в дар Усольскоим церквам. Сии иконы мною приняты и оданы поправить и переолифить хорошей и прочной работой крестьянину Борисоглебских Слобод иконнику Сапожникову».
(ГАУО, ф.147. оп.8, д.54, лл.3-4)
Реестр икон, присланным из Поречья: «1. Премудрость Созда себе церковь и утверди Столпов седмь. 2. 9 икон равные длиною и шириною. Апостолы: Павел, Матвей, Руф, Иоанн Златоуст, Николай Чудотворец, Василий Великий, Игнатий Ростовский, Иаков Ростовский, Григорий Богослов. 3. Николай Чудотворец. 4. Двои царских Дверей с иконами. 5. Сиверны двери. 6. Три киоты. 7. Девять разных икон».
(ГАУО, ф.147, оп.8, д.54, л.2)
Упоминание относится к 1811 году. Из рапорта «села Тукшума земскаго Ширяева в Усольскую Его Сиятельства Государя Графа Владимира Григорьевича в вотчинную контору». Сапожников был нанят на восстановление церквей в Усолье в именье гр. Орловых-Давыдовых.
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.28-30)


1811 г., 30 января


Матвеев Алексей. Живописец. Село Новодевичье Сызранского уезда Симбирской губернии.
Упоминается в резолюции конторы Усолья от «30 Генваря 1811 года». Речь идет о выборе местных мастеров для восстановления церквей после пожаров в Усолье, нежеле чем московских. «Живописцев (московских - ред.) не нанимать, а употреблять на сие дело упоминаемого Ивана и брата его Петра Яновых, да новодевического живописца Алексея Матвеева, который по воле Ея Сиятельства Графини Анны Алексеевны прислан будет к нему Фомину в полную его волю. Иконы писать иконописным письмом, а не живописным для того что крестьяне больше почитают иконное нежели живописное».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.28-30)


1811 г.


Янов Иван. Живописец. Село Старый Тукшум Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Упоминание относится к 1811 году. Из рапорта «села Тукшума земскаго Ширяева в Усольскую Его Сиятельства Государя Графа Владимира Григорьевича в вотчинную контору. В резолюции Конторы 20 февраля №32, утвержденной письменно государем графом, на докладной Шмита от 30-го Генваря 1811 года № 34 заключено: Золотарей не нанимать, а отправить к Фомину, отсюда своего Ивана Янова, который сие дело знает, что для сей работы потребно, какое купить здесь в Москве - по смете золотаря Машарова, покупку сих вещей поручить Михалеву и Цуканову, означенному Янову и борисоглебскому иконнику Сапожникову».
(ГАУО, ф.147, оп.14, д.66, лл. 28-30)
Упоминание относится к 4 августа 1812 году. «Живописец Иван Янов сего дня представил мне записку, что из числа купленных для золочения иконостасов и написания образов золота и красок исключая позолоты исправлен только один иконостас, а другой еще недокончен, а прочие три части красок и золота сгорели».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.31, л.6)
Из рапорта, донесений в домовую контору из Усольской вотчиной конторы по разным хозяйственным вопросам. 1812 год. «Старотукшумский живописец нужен для писания икон и к поправлению наших живописцев ... Ивана Якова якобы того желают живописцы наши».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.31, лл.12об-13)
Из «Записки о строениях производимых в Усольской вотчине в течение 1812 года при церкви Тукшумской»: «Иконописцем Иваном Яновым загрунтованы два иконостаса придельные и в один написаны иконы, а в другой начал писать, на одной доски для икон загрунтованы прежде пожара усольского».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.16, 17об.,18)
Упоминание относится к 1813 году. Связано с работами, производимыми в Усольской вотчине в течение 1813 года. «В церкви села Тукшума живописцем Иваном Яновым написан один иконостас. Другой доканчивает, он имеет оговорку о неполучении красок к неуспеху его».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.75, лл.54об., 55, 55об., 56)
Из рапорта земского Ширяева села Тукшум. Рапорт связан с пожаром в Усолье, во время которого сгорели, в частности, церкви. «По приказу оной канторы от 25-го сего течения за № 30 при сем прилагаю счет, сделанный со слов живописца Ивана Янова сколько нужно купить масла и разного материала для грунтования и писания икон и на крашение придельных иконостасов Воскресенской и Покровской церквей, а вдобавок для тукшумской и новинской нужным не полагает покупкою масла, о чем сим кантора на рассмотрение и представляю февраля 25-го дня 1813 года Земской Иван Ширяев».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, л.26-26об.)


1811 г.


Машаров. Золотарь.
Упоминание относится к 1811 году. Из рапорта «села Тукшума земскаго Ширяева в Усольскую Его Сиятельства Государя Графа Владимира Григорьевича в вотчинную контору. В резолюции Конторы 20 февраля №32, утвержденной письменно государем графом, на докладной Шмита от 30-го Генваря 1811 года № 34 заключено: Золотарей не нанимать, а отправить к Фомину, отсюда своего Ивана Янова, который сие дело знает, что для сей работы потребно, какое купить здесь в Москве - по смете золотаря Машарова, покупку сих вещей поручить Михалеву и Цуканову, означенному Янову и борисоглебскому иконнику Сапожникову».
(ГАУО, ф.147, оп.14, д.66, лл. 28-30)


1811 г.


Фомин, Михалев, Цуканов. Приказчики, нанятые графом Орловым-Давыдовым для проведения восстановления церквей после пожара.
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.28-30)


1812 г.


Неизвестный мастер.
После пожара в Усолье в 1812 году предполагалось пригласить для восстановления местных церквей мастеров из Москвы. «... лучше для прочности иконостасы делать в Москве, нежеле чем в Усолье». «Живописец господ Бестужевых, который работал здесь (в Усолье - ред.) у господина Кроткова, Нечаева и у господина своего за окрашение одного придельного иконостаса колером на масле, покрытие прочным лаком просил 200 рублей, а за 8 - 1600 рублей настоящий тож покрыт на масле колером и лаком. Требовал 200 рублей, а за 4 - 800 рублей - резьбу и порезку, на гульфарбе покрыть червонным золотом запридельные иконостасы просил по 800 рублей за каждый, а за 8 - 6400 рублей за позолоту иконостасов в настоящих церквях просил по 1300 рублей, а за 4 - 5200 рублей. Разной провизии работникам на 1300 рублей. Полагаю прицениться в Москве, и буде дешевле возьмут в Москве, то нанять там. Сии мастера понадобятся к 15 мая».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.28-30)


1812 г.


Янов Петр. Живописец, брат живописца Ивана Янова. Село Новинки Сызранского уезда. Родом из села Старый Тукшум Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Записки о строениях» производимых в усольской вотчине в течение 1812 года. При церкви Новинской: «Каменщиками, штукатурами, кровельщиками, столярами, кузнецом и иконописцем Петром Яновым, кроме поставлення крестов по неимению оных от пожара усольского кой желалось послать во все церкви заблаговременно к удовольствию прихожан, но предрассудок остановил в церквах при сырости захватать могут работающие и другие желающие видеть, а за замок отдать крестьянину в амбар воспрещала отсрожность от огня, но судьба решила. Ресчики работают всем Воскресенском - по ненахождению лучшего места для них, и скоро начнут ресьбу на придельные иконостасы для новинской церкви».
(ГАУО, ф.147, оп.14, д.66, лл.16, 17об., 18 )
Из «Записки о работах» при пяти строящихся церквах в течение лета 1812 года при церкви Новинской: «... один иконостас постановлен и иконы написаны Петром Яновым...», «Желательно иметь старотукшумского иконописца для писания икон, хотя он и пьяница, но опытен».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.66, лл.31, 32, 32об., 33)
Из «Записки о работах», производимых в Усольской вотчине графов Орловых-Давыдовых в течение 1813 года. В церкви села Новинок: «Живописцем Петром Яновым один придельный иконостас написан и другой немного не окончен по причине нездоровья его».
(ГАУО, ф.147, oп.14, д.75, лл.54об., 55, 55об., 55)


1822 г.


Лавров Кондрат. Живописец, учитель рисовального класса Симбирской гимназии. Город Симбирск.
«По условию заключенному мною с бывшим Управляющим Усольской вотчиной Конторы Васильем Тимофеевичем Фоминым прошлого 1822 года в Генваре месяце, порядился с своими материалами и рабочими людьми по данному мне рисунку, утвержденному Его Сиятельством в селе Усолье, вновь построенной каменной церкви в трех иконостасах резьбу вызолотить по гульфарбе полновесным червонным золотом, окрасить все иконостасы и написать иконы, ценою за 6000 рублей...»
(ГАУО, ф.147, oп.32, д.156, лл.4об.-5об.)


1827 г.


Бочкарев (Завоцков) Дмитрий Филипов. Казенный крестьянин, прадед иконописца Александра Архиповича Бочкарева. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Дела о незаконно выстроенном в г. Сызране старообрядческом молельном доме купцом И. Елистратовым и о запрещении ему, Елистратову, принимать вновь членов в старообрядческое общество» список «Прихода ильинскаго кто именно в приходе сем раскольники с означением лет и некрещеных их детей 1827 года. Казенные крестьяне… вдова Авдотья Афонасьева Завоцкова… вдовы оной Завоцковой сын Дмитрий Филипов Бочкарев, он же Завоцков жена его Ульяна Иванова дети их Матвей Афонасий Иван Матрена Анна».
(ГАУО, ф.123, оп.2, д.104, лл.43, 53-53об., 54об.)
В 1845 году, 3 июня в доме сызранского удельного крестьянина Бочкарева Д.Ф., находящемся во 2-ой части за рекою Крымзой Сызрани, городской полицией был произведен обыск и арест имущества по подозрению в том, что в доме «собираются раскольники… для богомолья». На допросе Бочкарев показал: «…под судом находился в давнем времени, но сколько тому лет не упомню, за обращение в раскол, и по решению Комитета Г.Г. министров оставлен в оном без всякого за то взыскания, проживаю в Городи Сызрани».
(ГАУО, ф.322, оп.3, д.121, лл.4-4об.)


1838 г., июнь


Белянин Яков. Маляр. Усольская вотчина графов Орловых – Давыдовых, Сызранский уезд Симбирской губернии.
Упоминание относится к июню 1838 года. Расписывал в Усолье церковь. Сохранился документ, согласно которому Управляющий Н. Поляков обращается к графу В.П. Давыдову с просьбой выкупа Белянинова на волю и устройства его на работу на четыре года по законному контракту за 1200 рублей и хлебным содержанием. «В продолжении четырехлетнего времени он обязывается исправлять всякие работы по его ремеслу и притом научить трех мальчиков живописному, анфреско и лаковым мастерствам и золотить по гольфарбе».
(ГАУО, ф.147, oп.41, д.122, л.46)


1846 г.


Ефремов Яков Семенов. Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Казань.
Из «Переписки с Самарским духовным правлением и прихожанами самарских
Богородицкого Собора и Вознесенской церкви о разрешении построить в г. Самаре на Сенной площади новую каменную Троицкую церковь. 13 марта 1836 г. - 31 августа 1850 г.». Прошение Я.С. Ефремова: «Известно мне в городе Самаре при вновь строящейся церкви Живоначальныя Троицы двумя приделами должна быть и работа иконостасов; и я по художеству своему и занятию столярною, резного и золотарными работами, на которые имею Аттестаты желал бы принять и работу означенных иконостасов в Троицкой церкви. ... Не благоугодно ли будет упомянутую работу предоставить за мною, узаконенным порядком».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.28, л.95-95об.)
«Проситель, мещанин Ефремов, по своей работе известен с отличной стороны по городу Симбирску и Епархиальному Начальству и Дворянству, и имеет хорошие о своем художестве Аттестаты, посему, чтобы дать храму Господню, сооружающемуся в городе Самаре прихожанами на доброхотную сумму более благолепия и украшения рекомендовать им прихожанам и попечителям строения, допустить к работе в оном храме иконостасов, просителя мещанина Ефремова преимущественно пред другими неизвестными и не аттестованными мастерами».
(ГАУО, ф.134, oп.36, д.28, л.96-96об.)
Рапорт благочинного священника Петра Соболева, 24 июля 1846 года: «Ефремов
рекомендуется с тем, чтобы Троицкому храму дать более благолепия и украшения, как состоящемуся в городе, величественному по устройству, прекрасному по архитектуре».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.26, лл.99-99об.)
«...И потому предписать Духовному правлению, чтобы оно, устранив Ломбина как мастера ненадежного на устроение иконостаса в Троицкой церкви, по предварительном извещении через градскую и Земскую полиции прихожан и попечителей и желающих взять на себя сие дело, произвело торги, допустив к оным и Ефремова».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.28, лл.100-101)


1846 г., 24 июля

Ломбин. Иконостасных дел мастер, учитель. Город Симбирск.
Из «Переписки с Самарским духовным правлением и прихожанами самарских
Богородицкого Собора и Вознесенской церкви о разрешении построить в г. Самаре на Сенной площади новую каменную Троицкую церковь. 13 марта 1836 г, - 31 августа 1850 г.». Рапорт благочинного священника Петра Соболева, 24 июля 1846 года: «Но прихожане и попечители Троицкие объявили, что работа иконостасов для их холодной церкви уже отдана, с заключением условия, Симбирского Уездного училища учителю Ломбину, известному им по работе иконостаса теплой церкви; и потому допустить Ефремова не соглашаются, несмотря на известность его с отличной стороны по своему художеству, образцы которого имеются и в Самаре.
...Но Ломбин, если судить о нем по сделанному им иконостасу теплой церкви, едва ли способен выполнить сию цель: поелику иконостас этот отделан очень не чисто, и применен к месту без сохранения приличия и заботливости о красоте; крашение и позолота не показывают руки искусной; и все вообще обличате в Ломбине недостаточное знание иконостасного дела. А между тем видна в нем и недобросовестность, о которой заключаю из того, что в капителях под резьбою, вместо червонной позолоты, верхние части пилястр покрыты фольгою, и в арке над иконостасом, по которой расположены круглые иконы, рамки около сих последних - крайние покрыты червонным золотом, а средние - чем-то отличающимся от предыдущих, и едва ли не двойником, подделанным под червонную позолоту».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.26, лл.99-99об.)
«...И потому предписать Духовному правлению, чтобы оно, устранив Ломбина как мастера ненадежного на устроение иконостаса в Троицкой церкви, по предварительном извещении чрез градскую и Земскую полиции прихожан и попечителей и желающих взять на себя сие дело, произвело торги, допустив к оным и Ефремова».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.28, лл.100-101)

1852 г., 30 июля


Рунов Николай Дмитриев. Иконописец. Ильинский приход г. Сызрань Симбирской губернии.
Из «Сметы на постройку вновь, вместо сгоревшей, деревянной на каменном фундаменте церкви в селе Усинском Сызранского уезда от 30 июля 1852 года»: «Куплено: у иконописца Николая Дмитриева Рунова, живущего в Ильинском приходе города Сызрана куплен новой для употребления при чтении св. Евангелия 2р. 71 к.».
(ГАУО, ф.322 - Сызранская Удельная Контора, оп.5, д.72, л. 212-212 об.)


1855 г., 8 июня


Иванушковы Федор Иванов (? – 1852), Трофим Иванов, Зот Иванов. Иконописцы. Село Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Упоминание от лица Григория Колдова, ученика Иванушковых, относится к 8 июня 1855 года: «По сделанному отцом моим Федором Борисовым Колдовым 31 января 1851 года с крестьянином г. Скребицкого Федором Ивановым Иванушковым условию занимался у него наукою иконописному греческому письму, продолжая таковую науку по смерть Федора Иванушкова, который умер в 1852 году, после его для этой же науки поступил к родным братьям его Трофиму и Зоту с тем желанием, чтобы кончить курс науки».
(ГАУО, ф.124, oп.3, д.927, лл.6-7об.)
Август 1855 год: «Иконописного мастерства мы (речь идет о Трофиме и Зоте Иванушковых - ред.) никогда не покидали, что доказывается тем, что продолжаем таковое и ныне».
(ГАУО, ф.124, oп.3, д.927, лл.9-9об.,10)
Братья Иванушковы «находились в старообрядчестве».
(ГАУО, ф.264, oп.1, д.468, л.6-6об.)


1855 г., 8 июня


Колдов Григорий. Иконописец, ученик иконописцев Иванушковых. Село Хорошенки Самарского уезда Самарской губернии.
Упоминается от лица иконописца Трофима Иванушкова в «Деле об ушедшем от крестьянина села Терньги г. Скребицкого ученика иконостасного мастерства крестьянине Григории Колдове» 28 октября 1854 г. - 28 февраля 1857 г. «Заключенным условием в 31 день января 1851 года покойный старший мой брат Федор Иванов Иванушков с удельным крестьянином Самарской губернии и уезда, ведомства Самарской же удельной Конторы Тростянского Приказа Села Хорошенки Федором Борисовьм Колдовым, обязался в шести летний срок ему Колдову без всякой платы, обучить греческому иконописному письму - так как мы знаем, сына мальчика Григорья, с тем: чтобы мальчик этот все 6 лет на всем (кроме одеяния и обуви) нашем содержании производил работу в пользу нашу; а буде сойдет до назначенного в условии срока, то отец его обязан заплатить сто рублей серебром». «На основании сего со дня заключения, мальчик Григорий был взят и находился у нас, коему старшим братом моим (ныне умерший с 1852 года), а также мною с братом младшим, преподаваемы были все средства нашего художества, чрез которые он в настоящее время доведен почти совершенно до условленной науки так, что может без наставлений сам один исправлять работу низкого сорта».
(ГАУО, ф.124, oп.3, д.927, лл.2-2об., 4)
Из письма Григория Колдова к «Милостивому Государю Трофиму Иваначу», отмечено «помета: получено 29 июня 1855 года»: «Я желал к вам, только меня замучает совесть. Я теперь нахожусь в полном здоровье и теперь ожидаем мы вторичной награды половинную часть на петров день получил 200 рублей серебром. Теперь у меня одежи есть хорошая: пальто стоит 10 рублей серебром, брюки стоят 8 рублей серебром жилет стоит 3 рубля серебром, живу я благодаря бога в Хорошенки».
(ГАУО, ф.124, oп.3, д.927, лл.11-12об.)


1857 г., 15 ноября


Тушин Михаил Ильин. Иконостасных дел мастер, подрядчик. Город Самара.
Из «Книги прихода и расхода помещечьих «господских сумм» средств по главной
Теренгульской Конторе А.Н. Скребицкого». (А.Н. Скребицкий, тайный советник, помещик), 15 ноября 1857 года: «Иконостасному подрядчику Тушину с 23 августа по 12 октября отпущено муки ржаной 25 пудов по 1 рублю 4 копейки пуд 26 рублей ассигнациями».
(ГАУО, ф.256, оп.1, д.16, л.14)
27 ноября 1857 год: «Выдано Константином Александровичем иконостасному подрядчику Тушину под расчет 175 рублей ассигнациями».
28 ноября 1857 год: «Выдано в счет его же Тушина Ефрему Никитина за занимаемую в его доме мастерскую и квартирою Тушина, выдано Константином Андреевичем 82 рубля ассигнациями».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.16)
7 декабря 1857 год: «Отпущено в число уплаты иконостасному подрядчику клею бочнаго 10 фунтов из цены 13 рублей ассигнациями пуд 3 рубля ассигнациями 25 копеек».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.19об.)
13 февраля 1858 год: «Выдано Константином Александровичем иконостащику Тушину 105 рублей ассигнациями».
14 февраля 1858 год: «Ему же Тушину отпущено в число уплаты шленской вигони темно коричневого цвета 10 аршин по 7 рублей каждый - 70 рублей ассигнациями. Клею скобачного 10 фунтов по 17 рублей 50 копеек за пуд - 4 рубля ассигнациями 37 копейки. Пемзы 5 фунтов по 52 к. фунт - 2 рубля ассигнациями 62 копеек».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.38об.)
2 мая 1858 год: «В счет работ иконостащика Тушина отпущено: 10 книг 2-го № золота по 7 рублей - 70 рублей ассигнациями. Отпущено под расчет иконостащику Тушину 20 фунтов клею скобачного - 8 рублей ассигнациями 75 копеек».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.56)
22 мая 1858 год: «В счет заработка подрядчику Тушину отпущено золота Московской покупки 29 ноября 1857 года - 10 книг, 14 апреля 1858 года -10 книг по 7р. Книга- 140 рублей ассигнациями».
2 июня 1858 год: «Подрядчику Тушину отпущено белил 10 фунтов на 8 рублей
ассигнациями».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.61)
Из «Книги прихода и расхода помещечьих «господских сумм» средств по главной
Теренгульской Конторе А.Н. Скребицкого», 20 апреля 1859 года: «Выдано по приказанию Его высокоблагородия Константина Александровича вольнонаемному мастеру Тушину в счет его заработка 52 рубля ассигнациями 50 копеек».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.17, л.50об.)
Из «Объяснения Сызранской Удельной Конторой от 13 декабря 1862 г.»: «... обществом был нанят еще подрядчик по иконостасной части Самарский мещанин Михаила Ильин Тушин за 365 руб. сер., с обязательством поставить в церкви иконостас, позолотить его и написать образа. ..»
(ГАУО, ф.322 - Сызранская Удельная Контора, оп.5, д.72, л.115 об.)


1858 г., 26 апреля


Иванушков Зот Иванов. Иконописец. Село Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Книги прихода и расхода» помещечьих «господских сумм средств по главной
Теренгульской Конторе А.Н. Скребицкого». (А.Н.? Скребицкий, тайный советник, помещик). 26 апреля 1858 года: «Константином Александровичем выдано под расчет крашения крыш церкви в Теренге и заимообразно Терегульскому крестьянину Зоту Иванушкову».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.16, л.55об.)
Из «Книги прихода и расхода» помещечьих «господских сумм» средств по главной Теренгульской Конторе А.Н. Скребицкого». 13 марта 1859 года: «Выдано по приказанию Его Высокоблагородия Константина Александровича (Скребицкого) Зоту Иванушкову за купленное у него Иванушкова кипарисное дерево 7 фунтов по 25 копеек серебром за фунт 6 рублей 12 копеек».
(ГАУО, ф.256, oп.1, д.17, л.44 )
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Федькино, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии. 1888 год»: «Из событий сего года должно вынести на страницы летописи два: написание на входные врата иконы «Несение креста Господом на Голгофу». На устройство сей иконы общество пожертвовало пять рублей, а остальные семь рублей пожертвованы разными лицами. Писал икону крестьянин села Тереньги Зот Иванов за 12 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.108, л.21)
Из «Летописи Преображенской церкви села Нового Тукшума Сенгилеевского уезда Симбирской губернии». Упоминание относится к 1889 году: "В текущем году поновлены еще 7 старых икон, а именно: 1. Похвала Пр. Богородицы, 2. Страстная Пр. Богородица, 3. Покров Пр. Богородицы, 4. Глава Иоанна Предтечи, 5. Св. и Чудотворец Николай Мирликийский, 6. Св. и Чудотворец Николай Мирликийский и его Жизнеописание в лицах и 7. Преображение Господне. За поновление означенных семи икон выдало иконописцу крестьянину села Теренги Зоту Иванову 16 рублей 50 копеек».
(ГАУО, ф.134, oп,13, д.97, лл.21-21об., 22)


1859 г., 13 июля


Жуков Александр Иванов. Живописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Книги прихода и расхода помещечьих «господских сумм» средств по главной
Теренгульской Конторе А.Н. Скребицкого», 13 июля 1859 года: «Выдано по приказанию Его высокоблагородия Константина Александровича Сызранскому живописцу Александру Иванову Жукову на написание двух икон Александра Невского и царя Константина 15 рублей серебром да еще на прогоны выдано до Сызрана 3 рубля серебром. Итого 63 рубля ассигнациями».
(ГАУО, ф.256, оп.1, д.17, л.72об.)


1861 г.


Качаев Павел Семенов (1832 - ?). Иконописец, крестьянин села Кивати Сенгилеевского уезда Симбирской губернии. Постоянное место жительства – город Сызрань.
Упоминание относится к 1861 году. Из «Именного списка города Сызрана старообрядцев поморского согласия называемой беспоповщиной приемлющих браки и молящихся за царя за 1861 год». «Павел Семенов Качаев 29 лет. Жена его Надежда Евлантьевна 19 лет».
(ГАУО, ф.134, oп.7, д.91, лл.11, 14об., 16, 17)
Упоминание относится к 1888 году. Известно, что в это время Качаев проживал в Сызрани по Набережной реки Крымзы, ведомства 2 части в доме Порфирьева (он же Д.В. Попов). «Качаев состоит старообрядстве поморской секты». «Был под судом за сбыт фальшивых денег и отбыл полутора месячное тюремное заключение, обвинялся в подделке фальшивых денег и оправдан». «... Качаев снял со стены в углу (в гостинице Самарина - ред.) икону в трех лицах Николая Чудотворца, Иисуса Христа и Божьей Матери и говорил, что она неправильная с трехперстным сложением, на которую молиться не следует, а лучше молиться на нагих женщин, изображенных на двух картинах висевших в той же комнате, ... а затем выбросил икону во двор».
(ГАУО, ф.1, oп.70, д.8, лл.69-70об.)


1861 г.


Бочкарев Афанасий Дмитриев (1811 - ?). Удельный крестьянин-собственник, дед иконописца Александра Архиповича Бочкарева. Город Сызрань Симбирской губернии.
Упоминание относится к 1861 году. Из «Именного списка города Сызрана старообрядцев поморского согласия называемой беспоповщиной приемлющих браки и молящихся за царя за 1861 год»: «…удельный крестьянин Афанасий Дмитриев Бочкарев. 50 лет. Жена его Анисья Алексеева, 46 лет. Дети их, Архип 30 лет. Иван 25 лет, Авдотья 16 лет. Иванова жена Прасковья Иванова 18 лет (вписан «Иван новорожденный»)»
(ГАУО, ф.134. oп.7. д.91, лл.11, 14об., 16, 17 )


1864 г., 19 августа


Бушуев Павел Ерастов. Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал в результате пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об., 14)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 10 ноября 1864 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10,11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху. 1865, декабрь», по статье «приход»: «С живописного мастера Павла Ерастова Бушуева за производство им мастерства за 1865 год 1 рубль 71 копейка и за одного ученика 57 копеек а всего два рубля двадцать восемь копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л.13об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», по статье «приход», 10 февраля 1867 года: «С симбирского мещанина Павла Ерастова Бушуева за живописное его заведение за 1866 год за себя 1 рубль 71 копейка, за ученика 57 копеек, а всего два рубля двадцать восемь копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.77, л.3об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», по статье «приход», 20 декабря 1867 года: «С симбирского мещанина Павла Ерастова Бушуева за живописное занятие за 1867 год 1 рубль 71 копейка, за работника 1 рубль 15 копеек, а всего два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.77, л.13об.)


1864 г., 19 августа


Рукавишников Степан Семенов. Живописец, владелец живописного заведения в Симбирске, удельный крестьянин из Сызрани. Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе
ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске 10 декабря 1864 года.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об., 8, 9, 10)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 12 Ноября 1864 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)
Из дела «О сгорении зданий Симбирского Спасского девичьего монастыря и о последовавших по сему распоряжениях. 24 августа 1864 г. - 16 июня 1870 г.». Покорнейший доклад казначеи симбирского Спасского монастыря монахини Евпраксии Его Преосвященству Преосвященнейшему Евгению, Епископу Симбирскому и Сызранскому и разных орденов кавалеру: «На Архипастырское благоусмотрение Вашего Преосвященства почтительнейше представляя при сем Обязательство Симбирского мещанина Сапожникова и удельного крестьянина Рукавишникова на написание икон для иконостаса в возобновляемый храм Спасскаго монастыря, осмеливаюсь ожидать дальнейшего распоряжения Вашего Преосвященства. Ноября (?) дня 1864 года».
Наложена резолюция: «ноября 19. Написание икон в возобновляемый храм предоставить мещанину Сапожникову и крестьянину Рукавишникову на прописанных в приложенном при сем обязательстве условиях разрешается. О чем дать знать указом Казначее монахине Евпраксии с возвращением приложенного при сем обязательства».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.43, л.38)
Покорнейший рапорт благочинного Симбирских градских церквей протоиерея Захария Рождественского Его Преосвященству Преосвященнейшему Евгению, Епископу Симбирскому и Сызранскому и разных орденов кавалеру: «Вашему Преосвященству сим благопочтительнейше долг имею донесть, что в Симбирском Спасском девичьем монастыре сгоревший храм во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя внутри возобновлен... иконостас пред Алтарем поставлен по обряду св. Православной церкви, иконы в нем написаны без суеверий раскольнических... 5 февраля 1865 года».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.43, л.77-77об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
ремесленной Казны по каретному и столярному цеху», по статье «приход», 15 февраля 1866 года: «С живописного мастера удельного крестьянина г. Сызрана Степана Семенова Рукавишникова за живописное заведение за 1865 год три рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.46, л.2об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
ремесленной Казны по каретному и столярному цеху», по статье «приход» 5 июня 1867 года: «С живописного мастера Степана Семенова Рукавишникова за живописное заведение за 1866 год один рубль 71 копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.77, л.Зоб.)
Из «Церковной летописи села Базарного Сызгана Дмитриевской церкви, Карсунского уезда Симбирской губернии», 1888 год: «Каменная Дмитриевская церковь снаружи внизу расписана стенною живописью живописцем Рукавишниковым. На главном алтаре против горьнего места изображен Спаситель во весь рост с благославляющими руками. С правой стороны на стене успенского придела изображена икона Знамения Пресвятыя Богородицы во весь рост с предвечным младенцем; с левой стороны на стене придельного храма Николаевского изображен Святитель Николай в полном святительском облачении во весь рост. На западной стене храма изображено с правой стороны распятие Господне с левой стороны во весь рост Святый великомученик Димитрий».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.98, л.10-10об.)


1864 г., 19 августа


Кулаков Виктор Емельянов. Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об., 14)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 1865 год, февраль, по статье «приход»: «С иконостасного мастера Виктора Емельянова Кулакова за резное мастерство за 1864 г. 1 рубль 71 копейка, за 4 человека учеников с каждого по 57 копеек всего восемь рублей пятьдесят девять копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л.2об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», 30 января 1868 года: «С симбирского мещанина Виктора Емельянова Кулакова за иконостасное производство за 1865 год 1 рубль 71 копейка с троих его рабочих по 1 рублю 15 копеек с четверых учеников с каждого по 57 копеек. А всего семь рублей сорок четыре копейки».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.93, л.3об.)
Из «Именного списка ремесленников города Симбирска -1871 год». Мастер Кулаков Виктор Емельянович «имел работников: Гаврила Иванов, Федор Буров; учеников: Терентий Вашюра, Петр Гаврилов».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.165, лл.4об., 5, 5об., 6, 6об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», апрель, «расход»: «Получено с позолотчика Кулакова недоимки за 1872 год два рубля семьдесят пять копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», декабрь: «Получено с иконостащика Кулакова за 1873 год 10 рублей».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)


1864 г., 19 августа


Среднев Василий Григорьев. Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших в количестве 70 рублей и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске.
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.18, лл.1-1об., 22)
«Обязательство. 1865 года Мая 24 дня я нижеподписавшийся Симбирский мещанин иконостащик Василий Григорьев Среднев получив определенное Комитетом пособие на обзаведение семьдесят руб. - коп., сим обязуюсь производить свое ремесло в г. Симбирске от вышеписанного числа впредь один год. К сему обязательству Симбирский мещанин Василий Среднев руку приложил».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, л.29)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
Городских доходов по каретному и столярному цеху», 20 июня 1866 года: «С иконостасного мастера Василия Григорьева Среднева за резное мастерство за 1865 год 1 рубль 71 копейка и за подмастерья его 1 рубль 15 копеек а всего два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.52, л.6об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», 17 июня 1868 года, «приход»: «С мастера иконостасного цеха Симбирского мещанина Василия Григорьева Среднева за 1866 г. 1 рубль 71 копейка за работника 1 рубль 15 копеек. А всего два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.93, л.7об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», 10 декабря 1868 года «приход»: «Получено с иконостасного мастера Василья Григорьева Среднева за 1868 год с самого один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.93, л.11об.)
Из «Книги приходо-расходной книги Симбирской ремесленной управы. 3 января 1892 г., 31 декабря 1892 г.», 5 ноября, «приход»: «Получено от резных дел мастера Василия Среднева ремесленного сбора 1892 г. За самого один рубль по квитанции №130».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30об.-31 об.)


1864 г., 9 ноября


Соколов Лев Сидоров. Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших для производства мастерства в количестве 31 рубля 20 копеек.
(ГАУО, ф.11, оп.1, д.18, лл.1-1об., 22)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 9 ноября 1864 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10,11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху. 1865 год, февраль». По статье «приход»: «С живописного мастера Льва Сидорова Соколова за 1864 год один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л. Зоб.)
«Обязательство. 1865 года Мая 18 дня я нижеподписавшийся Симбирский мещанин Лев Сидоров Соколов - получив определенное Комитетом пособие на обзаведение тридцать один руб. 20 коп., сим обязуюсь производить свое ремесло в г. Симбирске от вышеписанного числа впредь на один год. К сему обязательству Симбирской мещанин Лев Соколов руку приложил».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.18, л.28)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», приход 22 апреля 1868 года: «С симбирского мещанина Льва Сидорова Соколова за живописное его занятие за 1867 год 1 рубль 71 копейка и за одного подмастерья 1 рубль 15 копеек. А всего два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.93, л.5об.)
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 2 октября 1870 год, приход: «С живописца Льва Соколова при явке условия на ученика Синицына один рубль пятьдесят копеек». 27 ноября 1870 года: «С живописца Льва Соколова за 1870 год за 2 работников 50 копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об., 10об., 12об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход города за 1870 год», 15 декабря, приход: «С живописца Льва Соколова за 1870 год за самого 1 рубль 71 копеек и за 2 работников 2 рубля 30 копеек итого четыре рубля и одна копейка».
(ГАУО, ф. 211, оп.1, д.150, лл.1об., 2об., Зоб., 7об., 9об., 11об., 13об.)
Из «Именного списка ремесленников города Симбирска -1871 год». Соколов Лев
Сидоров «Имел работников: Александр Сапожников, Михаила Прохоров и 3 учеников».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.165, лл.4об., 5, 5об., 6, 6об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 3 декабрь, расход: «Получено с живописца Соколова за 1873 год два рубля пятьдесят копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)


1864 г., ноябрь


Сапожников Виктор Иванов. Живописец. Город Симбирск.
Из дела «О сгорении зданий Симбирского Спасского девичьего монастыря и о последовавших по сему распоряжениях. 24 августа 1864 г. - 16 июня 1870 г.». Покорнейший доклад казначеи симбирского Спасского монастыря монахини Евпраксии Его Преосвященству Преосвященнейшему Евгению, Епископу Симбирскому и Сызранскому и разных орденов кавалеру: «На Архипастырское благоусмотрение Вашего Преосвященства почтительнейше представляя при сем Обязательство Симбирского мещанина Сапожникова и удельного крестьянина Рукавишникова на написание икон для иконостаса в возобновляемый храм Спасскаго монастыря, осмеливаюсь ожидать дальнейшего распоряжения Вашего Преосвященства. Ноября (?) дня 1864 года».
Наложена резолюция: «ноября 19. Написание икон в возобновляемый храм предоставить мещанину Сапожникову и крестьянину Рукавишникову на прописанных в приложенном при сем обязательстве условиях разрешается. О чем дать знать указом Казначее монахине Евпраксии с возвращением приложенного при сем обязательства».
Покорнейший рапорт благочинного Симбирских градских церквей протоиерея Захария Рождественского Его Преосвященству Преосвященнейшему Евгению, Епископу Симбирскому и Сызранскому и разных орденов кавалеру: «Вашему Преосвященству сим благопочтительнейше долг имею донесть, что в Симбирском Спасском девичьем монастыре сгоревший храм во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя внутри возобновлен... иконостас пред Алтарем поставлен по обряду св. Православной церкви, иконы в нем написаны без суеверий раскольнических... 5 февраля 1865 года».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.43, л. 38, 77-77об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной Управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху. 1865 год февраль», по статье «приход»: «С живописного мастера Виктора Иванова Сапожникова за производство им мастерства за 1865 год один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л.2об.)
Из «Книги Симбирской Ремесленной Управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху. 20 декабря 1867 года», по статье «приход»: «С живописного мастера Виктора Иванова Сапожникова за живописное занятие за 1867 год 1 рубль 71 копейка с подмастерья 1 рубль 15 копеек за ученика 57 копеек. А всего 3 рубля 43 копейки».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.77, л.14 об.)


1864 г., 9 декабря


Вельмирский Семен Тимофеев (? – 1873). Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал в результате пожара, который случился в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и 9 декабря 1864 года дал обязательства производить мастерство в г. Симбирске.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об., 8-10)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху. 1865, декабрь». По статье «приход»: «С живописного мастера Семена Тимофеева Вельмирского за живописное мастерство за 1865 год 1 рубль 71 копейка и за 2 его работников по 1 рублю 15 копеек а всего четыре рубля одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л.14об.)
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступаюших с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 11 мая 1870 год: «Приход: с живописца Вельмирского за 1868 год за 1 работника 25 копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об., 10об.,12об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход города за 1870 год»: «Приход 25 мая: с живописца Вельмирского за 1868 год за самого 1 рубль 71 копеек за одного работника 1 рубль 15 копеек итого два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.150, лл.1об., 2об., Зоб., 7об., 9об., 11об., 1Зоб.)
Из «Именного списка ремесленников города Симбирска- 1871 год». Вельмирский Семен Тимофеевич имел работника Василия Сергеева.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.165, лл.4об., 5, 5об.,6, 6об.)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «Помер в 1873 году».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)


1864 г., 10 декабря


Миловидов Аркадий Борисов (? - 1868). Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе
Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске 10 декабря 1864 года.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об.,8,9,10)
Из дела «О сгорении зданий Симбирского Спасского девичьего монастыря и о
последовавших по сему распоряжениях. 24 августа 1864 г. - 16 июня 1870 г.».
Покорнейший доклад казначеи симбирского Спасского монастыря монахини Евпраксии Его Преосвященству Преосвященнейшему Евгению, Епископу Симбирскому и Сызранскому и разных орденов кавалеру: «На Архипастырское благоусмотрение Вашего Преосвященства почтительнейше представляя при сем Обязательство Симбирского мещанина Сапожникова и удельного крестьянина Рукавишникова на написание икон для иконостаса в возобновляемый храм Спасскаго монастыря, осмеливаюсь ожидать дальнейшего распоряжения Вашего Преосвященства. Ноября (?) дня 1864 года». «На Архипастырское благоусмотрение Вашего Преосвященства почтительнейше представляя при сем обязательство Симбирского мещанина Миловидова по устройству иконостаса в возобновляемом храме Спасскаго монастыря, осмеливаюсь ожидать дальнейшего Вашего Преосвященства. Ноября (?) дня 1864 года». Наложена резолюция. «Ноября 19 дня. Предоставить устройство иконостаса симбирскому мещанину Миловидову на прописанных в приложенном при сем обязательстве условиях, также разрешить».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.43, л.39)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
ремесленной Казны по каретному и столярному цеху. 1866 год», «приход» 16 ноября 1866 года: «С иконостасного мастера Аркадия Борисова Миловидова с предъявленного им условия на ученика один рубль пятьдесят копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.46, л.13об.)
Прошение «жены покойного Мастера Миловидова, Симбирской мещанки Матрены Ивановой» в Симбирскую Ремесленную Управу от 22 января 1868 года: «Доводя до сведения Симбирской Ремесленной Управы, что при жизни еще Покойным моим Миловидовым взяты были сделать два подряда. Первый в имение графа Орлова - Давыдова иконостас в церковь в село Новый Тукшум, второй два киота в Спасский монастырь, которые и по сие время не докончены, кроме того еще при жизни взяты были покойным от Сызранского мещанина Никиты Алексеева Марусина мальчик Николай Марусин для обучения позолотному мастерству по условию заключенному покойным 18 июля 1862 года сроком на пять лет, второй от симбирской мещанки Екатерины Алексеевой Терентьевой мальчик Димитрий для обучения тоже позолотному мастерству по условию заключенному ноября 7 дня 1866 года сроком на пять лет, из коих первому должно прожить за обучение полтора года, а второму четыре года».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.114, лл.2-2об., 5-5об.)


1864 г., 15 декабря


Михайлов Порфирий Андреев (? - 1868). Иконостасных дел мастер, корсунский мещанин (Корсун – уездный город Симбирской губернии). Город Симбирск.
Пострадал от пожара в Симбирске 19 августа 1864 года. Получил по просьбе
Ремесленной Управы пособие от Комитета о погоревших и дал обязательство производить мастерство в г. Симбирске 15 декабря 1864 года.
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.18, лл.1-1об., 8, 9,10)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 1865, май, по статье «приход»: «С иконостасного мастера Порфирия Андреева Михайлова за производство им мастерства за 1864 год с самого один рубль 71 копейка и за 4 учеников с каждого по 57 копеек всего три рубля девяносто девять копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.7, л.4об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 1865, декабрь, по статье «приход»: «С иконостасного мастера Карсунского мещанина Порфирия Андреева Михайлова за 1865 год 1 рубль 71 копеек, за подмастерья 1 рубль 15 копеек и за 3 учеников с каждого по 57 копеек а всего четыре рубля пятьдесят семь копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.7, л.14об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 22 мая 1867 года, по статье «приход»: «С иконостасного мастера Карсунского мещанина Порфирия Андреева Михайлова за резное мастерство за 1866 г. Один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, оп.1, л.77, л.Зоб.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 20 декабря 1867 года, по статье «приход»: «С иконостасного мастера г. Карсуна мещанина Порфирия Андреева Михайлова за 1867 год 1 рубль 71 копейка, с троих работников с каждого по 1 рублю 15 копеек, с 2 мальчиков с каждого по 57 копеек. А всего шесть рублей тридцать копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.77, л.14об.)
19 октября 1868 год. «В Симбирскую ремесленную управу от жены покойного мастера Порфирия Михайлова вдовы Татьяны Гавриловой Михайловой заявление. Сим честь имею заявить Симбирской ремесленной управе, что муж мой мастер по иконостасному делу Порфирий Андреев Михайлов сего 10-го сентября волею Божиею помер, после которого я прекращаю мастерство и не желаю продолжать по неимению на это средств, взятые же покойным моим мужем на обучение мальчики по заключенным им условиям сроки учения еще не кончены, которых более я держать не согласна. А потому доставляя подлинные условия покорнейше прошу Ремесленную Управу сделать зависящее распоряжение о взятии и передачи мальчиков по своему усмотрению к другим мастерам, а заведение с нас более не считать». «Согласно настоящего объявления жены покойного мастера Порфирия Михайлова Татьяны Гавриловой, взятых покойным мужем ея для обучения позолотному мастерству по условию мальчиков Ефрема Морозова, Василья Михайлова и Василия Абрамова по случаю прекращения Михайловою мастерской на основании 148 ст. Х п. Устава
Ремесленного для доучения передать их другим мастерам тогож ремесла, а мужа ея Михайлова из Цеха исключить, и дело это почислить конченным».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.109, лл.51-51об., 55)


1865 г., декабрь


Абызов Федор Акимов (1831-1894). Иконописец. Родом из села Подгородной
Каменки Симбирского уезда Симбирской губернии. В Симбирске имел дом по Всехсвятскому переулку. Принадлежал Успенской единоверческой церкви. Город Симбирск.
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов по каретному и столярному цеху», 1865 год, декабрь, по статье «приход»: «С иконописца удельного крестьянина Федора Акимова Абызова за производство им мастерства за 1865 год 1 рубль 71 копейка и за одного ученика 57 копеек а всего два рубля двадцать восемь копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.7, л.15об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», по статье «приход», 14 августа 1867 года: «С иконописца удельного ведомства Федора Акимова Абызова за иконописное его заведение за 1867 год 1 рубль 71 копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.77, л.7об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», по статье «приход», 18 января 1868 года: «С удельного крестьянина Федора Акимова Абызова за иконописное производство за 1867 год один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.93, л.2об.)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 20 Августа производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 21 августа, «расход»: «Получено с иконописчика Абызова при выдаче свидетельства на 1873 год три рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об.,12об)
«... смерть Абызова последовала 12 апреля 1894 года, как это удостоверяется имеющейся при деле метрическою выпискою Успенской Единоверческой города Симбирска Церкви».
(ГАУО, ф.1, oп.25, д.216, лл.56-57об.)


1866 г., 20 октября


Попов (Порфиров) Давыд Васильев (1822 - после 1889). Иконописец, мещанин. Город Сызрань Симбирской губернии.
Попов Д.В. родился 17 ноября 1822 года. Его отец – Василий Порфирович Попов (? – 1847), из заметок на листах, вложенных в Иконописный подлинник: «1847 года родитель наш Василий Порфирович помер Сентяб. 29».
(Архив автора)
24 января (?) года Попов зарегистрировал брак с Авдотьей (Агафьей) Ивановой Дьяконовой. Имел двух детей: дочь Александру и сына Ивана. Упоминание от 20 октября 1866 года. «Прибыв в дом Давида Васильева Попова, находящийся на набережной реки Крымзы и найдя в отдельно построенной на дворе избе, соединяющейся с главным домом сенями, молельню. В молельне Попова собирались последователи лжемонаха Павла, мещанина Петра Иванова Леднева, а потому на жертвеннике лежало одно из его поучений заграничной печати «Брак честен и ложе не скверно».

(ГАУО, ф.134, oп.9, д.91, лл.1-2об.)
Из прошения Д.В.Попова «Всепресветлейшему, Державнейшему Великому Государю Императору Александру Николаевичу»: «При доме моем есть рабочая изба, но не молельня, и я цеховой мастер чрез четырех рабочих, принимаю и исполняю заказы по написанию икон и отчистке медных крестов».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.13-17об.)
Из дела об открытии сызранским мещанинами Поповым и Старцевым раскольнических молелен от 20 октября 1866 года. «Давыд Васильев Попов по происхождению своему от Духовного звания, прадед его был церковником, дед мещанином занимался иконописною работою, а отец сапожным мастерством, все были православными. Жена его Аграфена Иванова по происхождению Духовного звания, дед ее, то есть отец ее отца был священник в пригороде Кашпире, а отец ее мещанин Иван Иванов Диаконов, которая и крещена в доме в церкви у Покрова или в пригороде Кашпира при деде своем, где должна значиться по метрикам. Давыд Васильев рожден в нашем приходе (город Сызран, Ильинская церковь - ред.) как видно из метрик 1822 года ноября 17 дня под №74, брак их был с Агафьею 1845 года Января 24 дня записан под № 19, рожденная от них дочь Александра 1847 года Майя 2 дня, а крещена 24 записана под №46, сын Иван рожден 1856 года Августа 7 дня крещен 26 того ж Августа под №101 записан».
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1)
Упоминание от 11 июня 1867 года: «19 икон, отобранные из моленной Попова, писанные красками по дереву, отличаются от икон греческого письма, чтимых православными только двуперстным сложением, изображений же и приписок, противных учению православной церкви, на них нет».
(ГАУО, ф.134, oп.7, д.91, лл.19, 28об., 31, 31 об.)
Упоминание от 13 декабря 1867 года: «44 года, поморской секты, грамоте знаю, под судом не был, женат на Агафье Ивановой, имею сына Ивана 11 лет, сызранский мещанин, рожден и крещен в г. Сызране в Ильинском приходе, в ревизию записан сам по себе; имею за р. Крымзой свой дом, где занимаюсь иконописным мастерством. ... Писал я иконы разным лицам и даже в разные города»
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1, л.107-107об.)
Упоминание от 13 мая 1869 года. Связано с обвинением в организации моленного дома. «По ремеслу я иконописец. Почти всей найденные образа были моей работы, другие принесены для реставрирования, несколько образов принадлежит моему брату, который оставил их у меня при отъезде в Казань».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.220, 221-221об.)
Из "Памятной книги" иконописца Бочкарева Александра Архиповича: "Дедушке Давыду, Троицу 7 вер. платье 3 руб.". Дата предшествующей записи - 8 марта 1889 года. В это время Попову (Порфирову) Д. В. было 67 лет, а дату смерти иконописца мы обозначили как "после 1889 года".
(Архив автора)


Фотография. Иконописцы-старообрядцы города Сызрани. Около 1885 года. Сидят: в центре - Д.В. Попов (Порфиров); слева направо - Александр Архипович Бочкарев, Архип Афанасьевич Бочкарев. Стоит справа от Попова (Порфирова) - Федор Архипович Бочкарев. (Архив автора)




Фотография. Иконописцы-старообрядцы города Сызрани. Около 1895 года. Сидят: в центре - Д.В. Попов (Порфиров); слева направо - Александр Архипович Бочкарев, Архип Афанасьевич Бочкарев. Стоит справа от Попова (Порфирова) - Федор Архипович Бочкарев. (Архив автора)




Иконописный подлинник с владельческими надписями Д.В. Попова (Порфирова). (Архив автора)




Иконописный подлинник Д.В. Попова (Порфирова) в раскрытом виде. (Архив автора)




Прориси из иконописного подлинника Д.В. Попова (Порфирова). (Архив автора)





1866 г., 22 октября


Попов Иван Давидов (1856 - ?). Иконописец (?), мещанин, сын Попова (Порфирова) Давыда Васильева. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Акта 1866 года Октября 22 дня Сызранский Полицмейстер Софиенко-Сухолинов с ратманом Иваном Васильевым Рукавишниковым …прибыл в дом мещанина Давида Васильева Попова… где было мальчиков до 20ти. а) Иван Давидов, сын Давида Васильева Попова, 11й год …».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, л.9-9об.)
Из «Списка раскольников, проживающих в 1 благочинническом округе, Сызранскаго уезда…», 30 мая 1905 года: «…Молитвенных зданий, разрешенных Правительством в приходе (Ильинском – ред.) нет. Для общественнаго богомоления раскольники собираются в двух частных домах: 1. Раскольники поморскаго брачнаго толка в доме крестьянина города Сызрани Ивана Иванова Бочкарева по Татаринцевой улице …2. Того же толка в доме мещанина г. Сызрани Ивана Давыдова Попова по Набережной улице. Существует по словам хозяев около 30 лет».
(ГАУО, ф.134, оп.7, д.769, лл.15, 19об.-20об.)


1866 г., 22 октября


Павел Прусский (Петр Иванович Леднев) (1821 - 1895). Архимандрит, родной брат Городского Головы Сызрани Алексея Ивановича Леднева. Уроженец города Сызрана Симбирской губернии.
Известный русский богослов. Внес большой вклад в преодолении церковного раскола. В своих сочинениях он обосновал необходимость создания в России единоверческих храмов, один из таких храмов в честь Петра и Павла, был открыт в Сызрани в конце 19 века. Упоминание от 20 октября 1866 года. «В моленной Попова собирались последователи лжемонаха Павла, мещанина Петра Иванова Леднева, а потому на жертвеннике лежало одно из его поучений заграничной печати лист под заглавием «Брак честен и ложе не скверно».
(ГАУО, ф.134, oп.7, д.91, лл.1-2об.)
Упоминание от 22 октября 1866 года. «В верстах 20-ти от Иоганесбурга находится мужской монастырь монахов до 20-ти, около 17 верст от мужского монастырь женский, построенный тоже Петром Ивановичем Ледневым. В монастыре есть литейная, в которой льют из меди иконы и кресты. В Иоганесбурге есть типография славянских богослужебных книг, принадлежащая Петру Иванову Ледневу. В монастыре школа, в которой обучается 9 мальчиков. Близ монастыря деревня Войново, в числе этак дворов триста, в которой живут русские одноверцы с монахом Павлом».
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1, л.9-9об.)
Из «Дела об открытии собеседований православных с раскольниками в г. Сызрани». 1875 год. «По открытии собеседований в г. Сызрани полезно обратиться с просьбою о содействии этому делу к Игумену Никольского Единоверческого монастыря в г. Москве Павлу Прусскому. Он, как уроженец г. Сызрана и как хорошо знакомый с расколом вообще и в частности с расколом сызранским, может принести существенную пользу делу собеседования с раскольниками как своими сочинениями по расколу, так и своими указаниями и советами».
(ГАУО, ф.134, оп.7, д.294, лл.1, 2 )
Из обозрения Соборной церкви во имя Казанской Божией Матери Сызрани. 1878 год. «Иконы, пожертвованные Игуменом Московского Единоверческого монастыря иеромонахом Павлом (Прусским), уроженцем г. Сызрана: а. Большой четвероконечный крест тонкой (в 1 дюйм) доски, на концах Креста немного расширенные закругления, посередине - иконописное изображение Господа Иисуса Христа с символическими изображениями на сторонах - орла, льва, вола и человека. Крест этот по мнению Игумена Павла, получен с Афонской горы; полагают, что он сделан за 400 лет до настоящего времени; б. Иконописный образ Иоанна Богослова, правая рука Апостола приложена к устам в левой свиток с начальными словами Евангелия; с левой стороны изображен Ангел, склонившийся к Евангелисту и слова: «Сын Божий светильнику возвращает Тайны Вышняго», в. Пять икон Владимирской Божией Матери, Воскрешения Лазаря, пророков Иезекииля и Илии и Покрова Божией Матери».
(ГАУО, ф.134, оп.1, д.93)
Из «Летописи Казанской церкви села Кивати, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии». В 1887 году Казанская церковь сгорела от пожара, возникшего в селе Кивати. На восстановление храма «с благославления Преосвященнаго» был послан в Москву сборщик, крестьянин села Кивати Спиридон Трофимович Лютиков. «Здесь (в Москве - ред.) при помощи настоятеля Никольского единоверческого монастыря архимандрита Павла, он процензурировал и отпечатал в нескольких местах мое рукописное воззвание (писал протоиерей храма Ираклий Жемчужников - ред.) и, проезжая на конке, раздавал его сочувствующим, которые и присылали на мое имя свои посильные лепты, о получении коих я каждого благотворителя уведомлял закрытым письмом. При помощи того же архимандрита Павла, сборщик Лютиков пробрался в Святейший Правительствующий Синод и выпросил в пособие на построение храма сумму в 1904 рубля 67 копеек, каковая и была выслана чрез Духовную Консисторию в июне месяце 1890 года».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.121, лл.3, 3об., 4об., 5об., 8, 10об., 11-11об., 16-16об.)


1866 г., 22 октября


Бочкарев Архип Афанасьев (1834 - ?). Крестьянин-собственник, отец иконописца Александра Архиповича Бочкарева. Город Сызрань Симбирской губернии.
Женат на дочери иконописца Попова (Порфирова) Д.В., из заметок на листах, вложенных в Иконописный подлинник: «1865 года 1 числа выдана замужество дочь Александра».
(Архив автора)
Упоминание относится к 22 октябрю 1866 года. Читал «Минею служебную» на богослужении раскольников поморского согласия в моленной Давида Васильевича Попова.
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1, л.9-9об.)
1868 года марта 15 дня Судебный следователь города Сызрана надворный советник Космынин вызвал к «спросу» по делу о моленной в доме Попова Д.В. Бочкарева Архипа Афанасьева, который показал: «Архип Афанасьев Бочкарев 34 лет Сызранский крестьянин-собственник, грамоте знаю … Давыд Васильев Попов мне тесть – у котораго в то время я квартировал, молельни у него в доме никогда не было. – За себя Собственник Архип Афонасьев Бочкарев руку приложил».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.85, 86об.-87)


1866 г., 22 октября


Бочкарев Иван Афанасьев (1837 - ?). Город Сызрань Симбирской губернии.
Упоминание относится к 22 октябрю 1866 года. Служил певчим на богослужении раскольников поморского согласия в моленной Давида Васильевича Попова. 29 лет. Живет с отцом. Поморец. Сын Афанасия Дмитриевича Бочкарева, «крестьянина-собственника г. Сызрана. 56 лет, живет на Солдатской улице в своем доме. Поморец».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.9-9об.,13-17об.)


1866 г., 22 октября


Кувшинов Петр Иванов. Иконописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Упоминание относится к 22 октябрю 1866 года. «Сын мещанина Ивана Асафова
Кувшинова, который проживает года два в Казани, где занимается сапожным
мастерством, в учениках у Давида Попова, приходится ему племянником, так как его отец и Давид женаты на родных сестрах».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.13-17об.)


1866 г., 22 октября


Копыловы Фома Петров и его сын Артемий Фомин. Мещане. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Акта 1866 года Октября 22 дня» сызранского полицмейстера Софиенко-Сухолинова по поводу моленной в доме Попова Д.В.: «Артемий Фомин Копылов сын Сызранского Мещанина Фомы Петрова Копылова, 11 лет, обучается в народном училище, показал был за границей; три года тому назад уехал За границу, паспорт дал отец, в Пруссию к Петру Иванову Ледневу, зовут его монахом Павлом, брат родной Городскаго Головы Алексея Иванова… В Россию вернулся после Троицы с Монахом Павлом, прожив в Петербурге два месяца поехал в Москву, из Москвы в Нижний, а сюда к отцу вернулся месяц тому назад». Мальчик привез из поездки сундук с нецензурными старообрядческими книгами из «Иоганисбурга» и меднолитые иконы и кресты из мастерской монастыря монаха Павла (Прусского).
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, л.9-9об.)


1866 г., 7 ноября


Терентьев Дмитрий. Ученик мастера иконостасных дел Аркадия Борисова Миловидова. Город Симбирск.
Упоминание относится к 7 ноября 1866 года: «1866 года ноября 7 дня, мы нижеподписавшиеся: Симбирская мещанская девица Екатерина Алексеева Терентьева и мастер иконостасных дел Аркадий Борисов Миловидов заключили сие условие в том, что я Терентьева отдала ему Миловидову родного своего сына незаконнорожденного Димитрия 13 лет для обучения по золотому по дереву мастерству сроком от вышеписанного числа впредь на пять лет, без всякой за право обучения платы».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.42, л.6)


1866 г., 31 декабря


Васильев Андрей. Иконописец, временнообязанный крестьянин. Владимирская губерния.
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
ремесленной Казны по каретному и столярному цеху. Приход 31 декабря 1866 года. «С иконописца Владимирской губернии Андрея Васильева за иконописное мастерство за 1866 год три рубля серебром».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.46, л.16об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода п расхода сумм
ремесленной Казны по каретному и столярному цеху», 31 декабря 1866 года: «С иконописца Владимирской губернии временнообязанного крестьянина Андрея Васильева за 1866 год один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО. ф.211. oп.1, д.52, л.14об.)


1866 г., декабрь


Хренов Платон Васильев. Живописец.
Из «Расходной книги Николаевской церкви, село Кузоватово Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «1866 года Месяц Декабрь… Отдано живописцу Платону Хренову на написание иконы – Моление о чаше и иконы трех святителей десять рублей серебром», «1867 Год Месяц Май… Отдано Живописцу Платону Васильеву Хренову за написание новых и справление Старых икон денег тридцать рублей серебром», «1872 года Ноябрь… Отдано живописцу Платону Хренову за написание картин тридцать рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.13, лл.151об.,153, 154, 154об., 156, 176, 176об., 177, 177об.)



1867 г., январь


Смирнов Петр Платонов. Иконостасных дел мастер.
Из «Расходной книги Николаевской церкви, село Кузоватово Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «1867 Год Месяц Генварь…Отдано мастеру Иконостасных дел Петру Платонову Смирнову за сделанныя им к двум Иконам рамки под Золотом на Полимент две рамки двадцать рублей серебром».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.13, лл.151об.,153, 154, 154об., 156, 176, 176об., 177, 177об.)


1867 г., 7 июня


Иванов. Живописец, мещанин, владелец живописного заведения. Город Симбирск.
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходив по каретному и столярному цеху», по статье «приход», 7 июня 1867 года: «С живописного мастера Симбирского мещанина Иванова за открытие им в 1867 г. Живописного заведения 1 рубль 71 копейка».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.77, л.4об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм
городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», декабрь, «расход»: «Получено с живописца Иванова один рубль».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)


1867 г., 13 декабря


Дьяконов Константин Иванов (1835 - ?) и его жена Дьяконова Матрена Федотова. Иконописцы. Город Казань.
Упоминание относится к 13 декабря 1867 года. Квартировали в доме Давыда
Васильевича Попова и занимались там иконописным мастерством (были учениками Попова). Постоянно проживали в Казани на рыбном базаре в доме Богомолова, где и занимались иконописным мастерством.
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1, л.107-107об.)
«Протокол от 1868 года кандидата на должность Судебного Следователя. Исаев
допрашивал и допрашиваемые показали: Константин Иванов Дьяконов, 33 лет, поморской секты, не судимый, не штрафован, грамотный, проживаю в г. Казани и занимаюсь иконописью, имею жену и двоих детей. На спрос Ваш показываю, что из числа вещей (книг) взятых из дома Давыда Попова как то, Часовник, рукописных святцев, листов, заключающих в себе канон за единоумершего и разных выписок принадлежит мне только один Часовник, доставшийся мне от моих родителей, ныне умерших, кому принадлежат остальные вещи мне неизвестно, в дополнение показываю, что Сызранского мещанина Давыда Васильева Попова знаю, он приходится мне зятем, сказанное показываю справедливо, в чем и подписываюсь Сызранский мещанин Константин Дьяконов руку приложил».
(ГАУО, ф.117, oп.7, д.1, л.122-122об.)


1868 г., 22 января


Миловидова Матрена Иванова. Вдова и продолжательница дела иконостасных дел мастера Миловидова. Город Симбирск.
Из прошения жены покойного мастера Миловидова, симбирской мещанки Матрены Ивановой: «Желая продолжать мужнино ремесло и доучить взятых покойным мальчиков, по той необходимости, что взятые покойным два подряда в обязанности моей должны окончиться, так как я не получая за оные деньги, а потому покорнейше прошу Симбирскую Ремесленную Управу не лишая меня прав в производстве мужнина ремесла дозволить мне таковое продолжать собственно для окончания взятых покойным мужем дел, и для доучения мальчиков, по условиям которые при сем представляю покорнейше прошу Ремесленную Управу сделать по оным передачу на мое имя, а я со своей стороны обязываюсь иметь знающего по тому делу подмастерья и платить все законные повинности».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.114, лл.2-2об., 5-5об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1868 год», «приход» 22 января 1868 год: «С симбирской мещанки Матрены Ивановой Миловидовой за иконостасное производство за 1866 и 1867 г. 3 рубля 42 копейки за подмастерья 1 рубль 15 копеек. С троих учеников с каждого 57 копеек. А всего Шесть рублей двадцать восемь копеек.»
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.93, л.3об.)


1868 г., 15 марта


Шадрин Иван Максимов (1842 - ?). Иконописец, ученик Попова Давыда Васильева. Город Сызрань Симбирской губернии. Из протокола допроса: «1868 года Марта 15 дня… Я, Иван Максимов Шадрин 26 лет Поморскаго Согласия Старообрядец, грамоте знаю, под судом не был. Сызранский мещанин на разспросы показал… что я то время у Давыда Попова жил в учениках Иконописному Мастерству…».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.85, 86,86об.)


1869 г., май


Порфиров С.В. Иконописец, брат (?) иконописца Давида Васильевича Попова (Порфирова). Город Сызрань Симбирской губернии.
Из прошения Д.В. Попова (Порфирова) в суд: «…а) Значительное количество образов объясняется тем, что по ремеслу я иконописец. Почти все найденные образа были моей работы …, несколько образов принадлежит моему брату, который оставил их у меня при отъезде в Казань».
(ГАУО, ф.117, оп.7, д.1, лл.220, 221- 221об.)
На обороте иконы «Бессребреники Косма и Дамиан Асийские» надпись: «Сия икона написана 1892 г. Нояб 15 дня иконописецъ С.В.Порфировъ в Сызране своемъ доме».
(Коллекция автора)


1869 г., 3 июля


Краснов Иван Сидоров. Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 3 июля 1869 года
производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10,11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год». Июль, расход: «Получено с живописца Краснова за ученика двадцать пять копеек». 9 августа, расход: «Получено с живописца Краснова при явке условия на ученика Николаева рубль пятьдесят копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об.,12об.)


1869 г.


Иванов Арсений. Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 28 января 1870 год, приход: «С живописца Арсения Иванова за 1869 год за 1 работника 25 копеек и за 1870 год 25 копеек, всего пятьдесят копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об., 10, 12об.)
«Из книги Симбирской ремесленной управы на записку денежных сумм поступающих с ремесленников в доход за 1870 год», приход: «С живописца Арсения Иванова за 1870 г. за самого 1 рубль 71 копейка и за работника 1 рубль 15 копеек всего два рубля восемьдесят шесть копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.150, лл.1об., 2об., Зоб., 7об., 9об., 11об.,13об.)
Из «Именного списка ремесленников города Симбирска – 1871 год»: «Иванов Арсентий имел работника Михаила Перф.».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.165, лл.4об., 5, 5об., 6, 6об.)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 21 августа производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 9 июля, расход: «Получено с живописца Арсентия Иванова два рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., Зоб., 6об., 8об., 12об.)


1870 г., 20 января



Александров Семен Иванов. Живописец, мещанин. Город Сенгилей Симбирской губернии.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 1870 года производит мастерство».
(ГАУО, ф. 211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 20 января 1870 год, приход: «С сенгилеевского мещанина Семена Иванова Александрова за право живописного мастерства в 1870 году три рубля».
(ГАУО, ф. 211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об., 10об., 12об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход города за 1870 год»: «С сенгилеевского мещанина Семена Александрова за живописное производство в 1870 году один рубль семьдесят одна копейка».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.150, лл.1об., 2об., 3об., 7об., 9об., 11об.,13об.)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 12 июня, расход: «Получено с живописца Александрова за 1873 год за самого и работника четыре рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)
Из «Приходо-расходной книги неокладных монастырских сумм по Симбирскому женскому монастырю», расход 1875 года: «17 июля. Живописцу Семену Иванову
Александрову за 5 уроков живописи 2 рубля 50 копеек».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.270, лл.9об, 11, 12,19, 22)


1870 г., 28 апреля


Ежков Павел. Иконостасных дел мастер. Город Симбирск.
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 28 апреля 1870 года, «приход»: «С иконостасника Павла Ежкова за 1869 год за самого 3 рубля и за 2 работников 50 копеек, итого 3 рубля пятьдесят копеек».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об.,10об., 12об.)


1870 г., 11 мая


Буров Иван Гурьянов. Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Буинск Симбирской губернии.
Из «Книги Симбирской Ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход Ремесленной казны по каретному и столярному цеху», 11 мая 1870 года, «приход»: «С иконостасника Ивана Бурова за 1869 год за самого 3 рубля и за 8 работников по 25 копеек - 2 рубля, а всего пять рублей».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.141, лл.1об., 6об., 10об., 12об.)
Упоминание из «Имянного списка ремесленников города Симбирска 1871 года». Мастер Буров имел работников: Сергей Михайлов, Филипп Васин, Кирилл Федоров, Владимир Харламов; учеников: Никита Варламов, Андрей Семенов, Василий Алексеев, Василий Патрикеев.
(ГАУО, ф.211, oп1, д.165, лл.4об., 5, 5об., 6, 6об.)


1870 г., 9 ноября


Краснов Иван Андреев. Живописец, мещанин. Город Симбирск.
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку денежных сумм, поступающих с ремесленников в доход города за 1870 год», приход, 9 ноября: «С живописца Ивана Андреева Краснова за 1870 год за самого 1 рубль 71 копеек и за одного мальчика 57 копеек итого два рубля двадцать восемь копеек».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.150, лл.1об., 2об., 3об., 7об., 9об., 11об., 13об.)
Из «Именного списка ремесленников города Симбирска – 1871 год»: «Краснов Иван Андреев имел работника Владимира Платонова».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.165, лл.4об., 5, 5об., 6, 6об.)
Из «Приходо-расходной книги Симбирской ремесленной управы. 3 января 1892 г. - 31 декабря 1892 г.», 17 июня, приход: «Получено от живописных дел мастера Ивана Андреева Краснова ремесленного сбора за 1892 год за 2 учеников Евгения Россова и Сергея Жемчужникова всего пятьдесят копеек по квитанции за № 37. От него же Краснова за контракт заключенный на ученика Евгения Россова один рубль».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30-31 об.)


1871 г., 31 июля


Село Чертановка Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Сообщение о селе Чертановка, в котором крестьяне в свободное от земледельческих работ время занимаются иконописанием. Из рапорта «Приставу 2-го стана Сенгилеевского уезда Чертановского Волостного Правления»: «… Правление честь имеет при сем представить сведения по Инструкции Симбирскаго Статистическаго Комитета… Примечание. Все предметы в каждом селении сего Правления существуют кроме …иконописи…- которыя существует только в селе Чертановке... 2. Существование промыслов вызывается тем, что Местная природа доставляет годный для промысла сырой Материал… прочия же Материалы покупаются… краски в Г. Симбирске… 3. Ручныя производства составляют предмет Занятия крестьян только в период времени свободный от земледельческих работ. 4. … в производстве промысла участвуют дети с 16-ти летняго возраста… 8. Приготовляемыя изделия сбываются на ближайших в окрестности базарах… перекупщиков изделий и доставщиков сырья не имеется…».
(ГАУО, ф.76, оп.1, д.52, лл.27, 31об.-32об.)


1872 г., 30 июля


Платонов Алексей. Иконостасных дел мастер, мещанин. Город Симбирск.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 30 июля производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)


1872 г., 7 августа


Нечаев Митрофан Иванов. Живописец, московский цеховой. Город Симбирск.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 7 августа 1872 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)


1873 г., 31 июля


Платонов. Иконостасных дел мастер.
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 31 июля, «расход»: «Получено с иконостащика Платонова при выдаче Свидетельства на 1873 год три рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об., 12об.)


1874 г., 9 января


Хватков Михаил Степанов. Иконописец. Родом из села Грязнухи Симбирского уезда Симбирской губернии. Город Симбирск.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 9 Генваря 1874 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)


1875 г.


Солонин. Иконописец. Город Саратов.

Из "Краткого указателя сельско-хозяйственной выставки в Саратове", 1875: "№21. Икона Божией Матери. Саратов. Солонин".

(Архив Клочкова Ю.В.)


1875 г.


Россов. Иконостасных дел мастер. Город Саратов.

Из "Краткого указателя сельско-хозяйственной выставки в Саратове", 1875: "№29. Деревянный иконостас. Саратов. Россов. 2000 руб."

(Архив Клочкова Ю.В.)


1875 г., 13 февраля


Свешников. Иконостасных дел мастер.
Упоминание относится к 1875 году. Из «Приходо-расходной книги неокладных монастырских сумм по Симбирскому женскому монастырю», «расход» 1875 года: «13 февраля. У Свешникова куплена кисть для образа и блесток 20 золотников. 6 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.270, лл.9об., 11, 12, 19, 22)


1875 г., 8 марта


Янков Павел Фролов. Иконостасных дел мастер.
Из «Приходо-расходной книги неокладных монастырских сумм по Симбирскому женскому монастырю», «расход» 1875 года: «8 марта. Иконостащику Павлу Фролову за раму вызолоченную 20 рублей»; «30 марта. Уплачено за золотую раму иконостащику Павлу Фролову Янкову на образ Марии Египетской 4 рубля»; «30 июля. Уплачено иконостащику Павлу Фролову Янкову за очистку иконостаса 12 рублей»; «Уплачено иконосташику Павлу Фролову за поправку иконостаса св. в. Пантелеймона 2 рубля 50 копеек».
(ГАУО, ф.134. оп.8, д.270, лл.9об., 11, 12, 19, 22)
«Расход» 1876 года: «30 июня. Иконостащику Павлу Фролову за поправку киота Успения Божией Матери и за раму на Нерукотворенного Спасова Образа 10 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.270, лл.41, 44)
«Расход» 1877 года: «1 августа. Павлу Фролову иконостащику за очищенье иконостаса в Иверской церкви 22 рубля»; «28 сентября. Уплачено иконостащику Павлу Фролову за раму для Преосвященного на Знамения Божией Матери 18 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.270, лл.67об., 68об.)


1876 г., 9 января


Кагагнин Федор Андреев. Живописец, мещанин. Город Буинск Симбирской губернии. Город Симбирск.
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 9 Генваря 1876 года производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)


1876 г., 6 сентября


Михайлов Петр Андреев. Иконостасных дел мастер.
Из «Приходо-расходной книги неокладных монастырских сумм по Симбирскому женскому монастырю», расход 1876 года: «6 сентября. Уплачено серебряку Петру Андрееву Михайлову за поправку киота в иконостасе на образ Нерукотворенного Спаса 7 рублей 50 копеек».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.270, лл.41, 44)


1878 г., 6 октября


Поляков Василий Сергеев. Иконостасных дел мастер.
Упоминание относится к 1878 году. Из «Приходо-расходной книги неокладных монастырских сумм по Симбирскому женскому монастырю», «расход» 1878 года: «6 октября. За раму для Смоленской Божией Матери иконостащику Василию Сергееву Полякову 10 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д. 270, л.76)


1878 г., 20 декабря


Семенов Павел. Иконописец, мещанин. Город Хвалынск Саратовской губернии. «В Симбирскую Духовную Консисторию. Репорт. Во исполнение Указа Духовной Консистории от 16-го Декабря 1877-го года за № 9719 долг имею донести, что собеседования с Сызранскими Старообрядцами в прошлом 1877 году … начались с 13 февраля и продолжились по 1-е Мая … Собеседования производили со стороны раскольников: безпоповщинской секты города Сызрана крестьянин Егор Евсеев Болдырев, села Павлова Хвалынского уезда крестьянин Григорий Афанасьев, Иконописец Павел Семенов – Австрийской поповщины Хвалынский мещанин, Иван Петров Маслов – известный начетчик и хороший знакомый лжеепископа Казанского Пафнутия».
(ГАУО, ф.134, оп.7, д.294, л.36-36об.) Из «Дела о собеседованиях с сызранскими старообрядцами», 1877 год: «7-я беседа была о сложении перстов для Крестного знамения. Вместе с Болдыревым на собеседовании находился иконописец Павел Семенов. Последний защищал двуперстие иконами с двуперстным сложением, ссылался на памятники древности, издаваемые Прохоровым. Относительно икон замечено было, что икон, писанных до Стоглавого Собора, почти вовсе нет, а так как Стоглавый Собор произнес проклятие на молящихся троеперстно, то нет ничего удивительного, если иконописцы со времени Стоглавого Собора изображали Святых с двуперстным сложением».
(ГАУО, ф.134, oп.7, д.294, лл.30, 31об.)


1881 г.


Жаков Рафаил. Живописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Соловчиха, Сызранского уезда»: «В 1881 году новый каменный храм внутри был выштукатурен ценою за 300 рублей серебром, на что пожертвовала храмоздательница Ольга Ивановна Драницина 100 рублей серебром, а прочие 200 рублей - от прихожан. По окончании штукатурки явилось усердие у прихожан к живописному расписанию по стенам, к чему и был приглашен из г. Сызрани живописец, Рафаил Жаков, с которым и условились произвести стенное расписание за 175 рублей серебром, на что первоначальная жертва была от храмоздательницы, Ольги Ивановны Дранициной 50 рублей серебром, а прочие 125 рублей были собраны от прихожан, имевших усердие на сей предмет...».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.183, л.4)


1884 г.


Никодимов. Живописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Летописи Архангельской церкви с. Голодяевки Сызранского уезда, Симбирской епархии»: «В сем 1884 году окончено исправлении всех ветхостей внутри храма, исправление началось с прошедшего 1883 года и состояло в том именно: вместо ветхих не боголепных икон 24-х, находящихся в предалтарном иконастасе написаны все вновь сызранским живописцем Никодимовым за сумму 120 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.284, л.8об.)


1884 г.


Неизвестный мастер. Живописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи Покровской церкви села Верхней Мазы Сызранского уезда Симбирской губернии»,1884 год: «... расположение к храму усилилось более прежнего. Прихожане по внушению Приходского священника и церковного старосты заказали сызранскому живописцу две заклиросные киоти стоимостью в 385 рублей серебром».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.70, л.8)


1884 г.


Неизвестный мастер.
Из «Дела о постройке в деревне Брусяны, Сызранского уезда с учреждением особого причта. 16 мая 1880 г.-9 мая 1884г.»: «Обществу доверителей наших желательно, чтобы иконы в иконостасе были поставлены греческого иконного письма, а не живописного, каковые уже в таком виде и заказаны и в настоящее время, как мы известились, совсем готовы».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.360, л.43-43об.)


1885 г.


Мичурин Иван Матвеев. Иконостасных дел мастер, крестьянин. Город Карсун Симбирской губернии.
Упоминание относится к 1885 году. Из «Летописи Михаило-Архангельского церкви села Коноплянки, Карсунского уезда Симбирской губернии»,1885 год: «В сем году с единодушного согласия прихожан начато устройство нового иконостаса в приходскую церковь на средства самих прихожан с малою субсидией из сумм церковноприходского попечительства. Подряд на устройство иконостаса принял крестьянин Анненковской волости Иван Матвеев Мичурин за 2300 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.75, л.10об.)


1886 г.


Рачейсков Никита Севастьянов (? - 1886). Иконописец. Уроженец села Старая Рачейка (?) Сызранского уезда Симбирской губернии. Владелец иконописной мастерской в городе Санкт-Петербург. Старообрядец филипповского согласия.

На протяжении многих лет состоял в дружеских отношениях с писателем Н.С. Лесковым. Иконописец стал прототипом иконника Севастьяна из повести Лескова "Запечатленный Ангел" (1873). Лесков неоднократно обращался к творчеству иконописца: "Очарованный странник" (1873), "Благоразумный разбойник (Иконописная фантазия)" (1883), Рачейскову писатель посвятил очерк-некролог "О художном муже Никите и о совоспитанных ему" (1886). В собрании Дома-музея Н.С. Лескова в городе Орел хранится икона "Господь Вседержитель" ("Спас во звездах") работы Рачейскова Н.С. с дарственной надписью на обороте: "9 генв. 91 г. от отца Андрею Никол. Лескову. Николай Лесков". Оклад иконы датирован 1873 годом. В собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге хранится икона "Образ церкви" работы Рачейскова, датированная серединой XIX века. Поля этой иконы декорированы широкой лузгой с растительным орнаментом, являющимся стилизацией традиционного оформления лузги сызранских икон. Скончался иконописец в 1886 году во время посещения своего престарелого отца в Самарской губернии.
(По материалам, любезно предоставленным краеведом Зацаринным С.Г., город Сызрань)


1887 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Коржевки, Карсунского уезда Симбирской губернии, 1887 год»: «Того же года построен в настоящей церкви иконостас и два заклиросных киота. Иконостас столярной работы, выкрашен кармином под малиновый цвет, украшен вызолоченною резьбою с таковыми же в надлежащих местах колоннами, над Престолом устроен таковой же балдахин. Иконы живописной работы - греческого письма, писаны по золотому чеканному фону. За устройство всего иконостаса прихожанами уплачено 3700 рублей...».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.116, лл.4,8)


1887 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви с. Куроедова, Сызранского уезда», 1887 год: «Того же года построен в настоящей церкви иконостас и два заклиросных киота. Иконостас столярной работы, выкрашен кармином под малиновый цвет, украшен вызолоченною резьбою с таковыми же в надлежащих местах колоннами, над престолом устроен таковой же балдахин. Иконы живописной работы - греческого письма (выделено - ред.), писаны по золотому чеканному фону. За устройство всего иконостаса прихожанами уплачено 3700 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.116, лл.4,8)


1888 г.


Бурев. Живописец. Город Симбирск.
Упоминание относится к 1888 году. Из «Церковной летописи Петропавловской церкви города Симбирска»: «В настоящем году, между окон второго этажа в холодной церкви написано Буревым, за 30 рублей, четыре изображения: 1ое.Св.Апостола Евангелиста Богослова, другое Святителя Гурия, третье Святителя Германа Казанских Чудотворцев».
(ГАУО, ф.732, oп.2, д.442, л.16)
Из «Церковной летописи Петропавловской церкви города Симбирска», 1890 год: «В сем году под колокольней написаны образа, вверху Сретения Господня и Введения во Храм; священные изображения на стенах боковых - обращение Павла, исцеление Петром Храмого, и притчи мытаря и блуднаго, писаны живописцем Буревым».
(ГАУО, ф.732, oп.2, д.442, л.17)
Из рекламного листка: "Живописец Бурев в Симбирске принимает писать: иконы на дереве, полотне, железе и цинке с фоном из красокс матовой и полерной чеканной позолотой; КАРТИНЫ на полотне и на стенах по штукатурке, ПОРТРЕТЫ с фотографий, реставрирование старых икон, картин и проч. За свои работы я удостоился получить медаль на Казанской научно-промышленной выставке 1890 г.".
(Архив автора)


1888 г.


Рукавишников. Живописец.
Из «Церковной летописи села Базарного Сызгана, Дмитриевской церкви, Карсунского уезда, Симбирской губернии.-1878 г.-1907г.»: «1888 года особенно выдающихся событий в Дмитриевском приходе не было. Каменная Дмитриевская церковь снаружи внизу расписана стеною живописью живописцем Рукавишниковым. На главном алтаре против горьнего Места изображен Спаситель во весь рост…С правой стороны, на стене успенского придела изображена икона Знамение Пресвятыя Богородицы во весь рост…».(ГАУО, ф.134, оп.13, д.98, л.10-10об.)


1889 г., январь


Детцов Андрей. Иконостасных дел мастер. Село Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Преображенской церкви села Нового Тукшума Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «В Генваре настоящего 1889 года на изысканные священно церковно служителями и Церковным старостою средства приобретены три металлические ризы, высеребренные на местные иконы в приделе во имя Св. и Чудотворца Николая, - а именно – 1. на икону Спасителя, 2. Божией Матери и 3. Св. и Чудотворца Николая, за каковые три ризы уплачено мастеру села Тереньги крестьянину Детцову 80 рублей серебром».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.97, лл.21-21об., 22)
Из «Летописи села Большой Борлы Николаевской церкви, Сенгилеевского уезда
Симбирской губернии», 1900 год: «9 мая было поднятие на холодный храм новых крестов. Прежние деревянные кресты заменены железными, обитыми медною позолоченною жестью. Кресты новые стоят 200 рублей каковая сумма была дадена частью приходским попечительством и частью обществом. Кресты были сделаны теренгульским крестьянином Андреем Детцовым».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.73, л.20 )


1889 г., 11 ноября


Петуховы Иван Николаев и Михаил Иванов (отец и сын). Иконостасных дел мастера. Село Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Преображенской церкви села Нового Тукшума Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «С 1 мая настоящего 1889 года началось исправление иконостаса в настоящем храме во имя Преображения Господня. Исправление производилось капитальное; построен почти заново весь иконостас, который весь снова вызолочен на апполименте червонным золотом. Работу столярную, резную и позолотную производили иконостасных дел мастера села Тереньги Иван Николаев и Михаил Иванов Петуховы, и каковую работу выполнили довольно чисто. За иконостасную работу совершенно оконченную 11 ноября сего 1889 года выдано мастерам Петуховым 500 рублей серебром».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.97, лл.21-21об., 22)


1889 г., 23 декабря


Андреев Дмитрий Алексеев. Иконописец. Село Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Преображенской церкви села Новый Тукшум Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «1889 года Декабря 23 дня приобретены для нового иконостаса 9 новых икон: 1. - Тайная Вечеря, 2. - Вознесение Господне, 3. - Преображение Господне и 6-ть икон в Царские двери: 4 Евангелиста и Благовещение Пр. Девы Марии на двух отдельных досках. За все 9 икон выдано иконописцу Дмитрию Алексееву Андрееву 45 рублей серебром».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.97, лл.21-21об., 22)
Из «Книги ремесленных мастеров г. Симбирска с 1872 года»: «С 20 Августа производит мастерство».
(ГАУО, ф.211, оп.1, д.181, лл.10, 11об., 12-13)
Из «Книги Симбирской ремесленной управы на записку прихода и расхода сумм городских доходов и приходов по каретному и столярному цеху на 1873 год», 21 августа, «расход»: «Получено с иконописчика Абызова при выдаче свидетельства на 1873 год три рубля».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.186, лл.2об., 4об., 5об., 6об., 8об.,12об)


1889 г.


Кошечкин Лаврентий Степанов. Маляр и живописец, крестьянин. Село Малый Карсун Карсунского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Федькино Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1889 год: «Работа в церкви производилась в течение всего лета. За оклейку стен в настоящей кардоном, написание четырех Евангелистов, промывку резьбы на иконостас и окраску его кармином уплачено обществом села Федькино сто рублей. Работу производил крестьянин села Малого Карсуна Лаврентий Степанов Кошечкин по ремеслу маляр и живописец. За его честное отношение к делу общество наградило его тридцатью рублями, а он со своей стороны из усердия к храму Божию и в благодарность обществу за прибавку написал над северными дверями внутри храма образ Равноапостольного Князя Владимира и Княгини Ольги, а над южными дверями образ просветителей славян Кирилла и Мефодия. Все убранство храма обошлось обществу в 275 рублей, сумма при малочисленности села весьма значительная.
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.108, лл.22об.-23)


1890 г.


Бочкарев Александр Архипович (1866 – 1934). Иконописец, старший сын Архипа Афанасьевича Бочкарева, наиболее известный иконописец города Сызрани. Город Сызрань Симбирской губернии.
Награжден Похвальным отзывом Нижегородской ярмарки (1896), Похвальным листом Сызранской сельскохозяйственной и кустарной выставки (1902). В 1929 году арестован по ложному обвинению и сослан на временное поселение в село Холмогоры Северного края. После возвращения из ссылки написал всего несколько икон, хранившихся в семье. Из «Домовой книги прописки граждан, проживающих в доме № 5 по улице Чапаева»: «Бочкарев Александр Архипович, вдов, г. Сызрань Средне-Волжского края. Год и месяц рождения 1866 г. янв. 15. Живописец в фото-артели при мастерских ИЗО. Умер 31/ V - 34 г.».
(Архив автора)
Известно множество икон с округлой надписью в форме печати на обороте: «Иконописец А.А. Бочкаревъ въ Сызрани 189…г.». Самая ранняя икона с подобной надписью (из коллекции автора) датируется 1890 годом. В единичных случаях иконописец отмечал свои иконы литерами «а» и «б» (Александр Бочкарев – ред.) в нижних углах рамки с орнаментом на лицевой стороне иконы. Отметим, что «чернильных печатей», квадратных печатей, «надписей на сусальном золоте» на оборотах икон с именем Бочкарева А.А. нам не встречалось.


Надпись в форме печати на обороте иконы иконописца Бочкарева Александра Архиповича. (Коллекция автора)




Надпись в форме печати на обороте иконы иконописца Бочкарева Александра Архиповича. (Коллекция автора)




Фотография. Бочкаревы Архип Афанасьевич и Александр Архипович с женами. Около 1900 года. (Архив автора)





Фотография. Бочкарев Александр Архипович с семьей на лодочной прогулке, Волга. Около 1900 года. (Архив автора)





Конверт почтового отправления в адрес Бочкарева Александра Архиповича. Около 1900 года. (Архив автора)





Фотография. Бочкарев Александр Архипович с семьей на чаепитии. Около 1900 года. (Архив автора)




Памятная книга Бочкарева Александра Архиповича. (Архив автора)





1890 г.


Кудряшов Петр Илларионович. Иконописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
В «Памятной книге» иконописца Александра Архиповича Бочкарева Кудряшов П.И. упоминается неоднократно как Кудряшов Петр Ларионович. Эти упоминания связаны, как правило, с выполнением различных иконописных работ, где исполнителем работ выступал Бочкарев А.А.: «…1890 г. 1-го Марта П.Л. Кудряш. 6 вер. Скорбящим рад. 2р. 50 к. …15 марта Кудряшову 6 вер. Изрбанных 1р.50 к., остал 1 р. … С 19-го март. Кудряшову 5 ть дней работалъ 3 руб».
(Архив автора)
Чаще всего Бочкарев «подписывал» (писал наименования сюжетов и святых) иконы П.И. Кудряшова. На оборотах икон «Богоматерь Одигитрия Смоленская» и «Господь Вседержитель (Пантократор)» оттиск чернильной печати с надписью: «Иконописецъ Петръ Илларионовичъ Кудряшовъ въ Сызрани».


Памятная книга иконописца Бочкарева Александра Архиповича, разворот с записями заказов Петра Илларионовича Кудряшова. (Архив автора)

Оттиск печати на обороте иконы "Богоматерь Одигитрия Смоленская". (Коллекция автора)


1890 г. (?)

Качаев Александр Павлович. Иконописец, владелец мастерской живописи и иконописи в Самаре, сын иконописца Павла Семенова Качаева. Город Сызрань Симбирской губернии, город Самара.
На обороте икон «Святитель Николай Мирликийский» и «Деисус (Седмица)» наклеены бумажные марки с типографским текстом: «Похвальный отзывъ за казанск. рем. сельско-хоз. выставку. А.П.Качаев въ Сызрани».
(Коллекция автора)
Около 1900 года иконописец переезжает жить в Самару. В рекламном листке того времени значится: «Объявление. Мастерская живописи и иконописи Александра Павловича Качаева въ Самаре, Троицкая ул., д. Разсадина. Принимаются заказы по самымъ умереннымъ ценамъ. Работы исполняются следующия: портреты, картины на холсте, дереве и железе, прозрачныя картины, декорации и проч. Иконопись вне конкуренции. Иконы в различных стилях, как-то: въ древне-греческомъ, Строгановскомъ, Московскомъ, Палиховском и Ново-Византийскомъ…».
(Архив автора)


Бумажная марка на обороте иконы иконописца Качаева Александра Павловича. Около 1890 года. (Коллекция автора)





1892 г., 3 января


Янов П.Ф. Резчик, позолотчик.
Из «Приходо-расходной книги Симбирской Ремесленной Управе», 3 января 1892 г. - 31 декабря 1892 г., 3 января, приход: «Получено с резчика и позолотчика П.Ф. Янова недоимки ремесленного сбора за 1891 год один рубль двадцать пять копеек».
(ГАУО, ф. 211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30-31об.)


1892 г., 27 ноября

Абызов Иван Федоров (Сын Абызова Федора Акимовича). Иконостасных дел мастер. Город Симбирск.
Из «Приходо-расходной книги Симбирской ремесленной управы. 3 января 1892г. - 31 декабря 1892 г.», 27 ноября, «приход»: «Получено от иконостасных дел мастера И.Ф. Абызова за дозволение 3 рубля и на больницу 1 рубль а всего четыре по квитанции за № 151».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30об.-31об.)


1892 г., 4 августа


Башмаков Терентий Ванифадович. Резных дел мастер.
Из «Приходо-расходной книги Симбирской ремесленной управы. 3 января 1892 г. - 31 декабря 1892 г.», 4 августа, «приход»: «Получено от резных дел мастера Терентья Ванифад. Башмакова ремесленного сбора за 1892 год за самого 1 рубль 50 копеек и 2-х учеников Николая Трусинова и Степана Трусинова 50 копеек. А всего два рубля по квитанции за №353. От него же Башмакова ремесленного сбора за 1892 год зарабочих Федора Гурьянова 1 рубль Андрея Михайлова 1 рубль Федора Лебедева 1 рубль и Степана Егорова 1 рубль. А всего четыре рубля по квитанции за №№ 54, 55, 56 и 57».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30-31об.)


1892 г., 7 августа


Заболотнов Андрей Константинович. Живописец.
Из «Приходо-расходной книги Симбирской ремесленной управы. 3 января 1892 г. - 31 декабря 1892 г.», 7 августа, «приход»: «Получено от живописных дел мастера Андрея Константиновича Заболотнова недоимки прежних лет один рубль по квитанции за № 63».
(ГАУО, ф.211, oп.1, д.430, лл.1об., 9об., 14об., 28об., 30-31об.)


1893 г.


Неизвестный мастер.
Из «Церковной летописи Петропавловской церкви города Симбирска», 1893 год: «Поновлена икона св. Апостолов Петра и Павла над входными дверями. Внутри храма по боковым частям купола написано 6 икон...».
(ГАУО, ф.732, oп.2, д.442, л.20 об.)


1893 г., 31 октября


Мордвинкин. Иконописец. Город Саратов.
Из обзора губернской сельско-хозяйственной выставки: «Из иконописцев выставили свои произведения гг. Мордвинкин (саратовский) и Чечварин (вольский). Иконы их интересны тем, что прекрасно выдержаны в древнем стиле, преимущество отдаем г. Мордвинкину, который помимо выдержки стиля, воспроизвел свои работы лучше в техническом отношении».
(«Саратовские губернские ведомости», №85 от 31 октября 1893 года, стр.85)


1893 г., 31 октября


Чечварин. Иконописец. Город Вольск Саратовской губернии.
Из обзора губернской сельско-хозяйственной выставки: «Из иконописцев выставили свои произведения гг. Мордвинкин (саратовский) и Чечварин (вольский). Иконы их интересны тем, что прекрасно выдержаны в древнем стиле, преимущество отдаем г. Мордвинкину, который помимо выдержки стиля, воспроизвел свои работы лучше в техническом отношении».
(«Саратовские губернские ведомости», №85 от 31 октября 1893 года, стр.85)


1894 г., второе полугодие

Неизвестный мастер.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви с. Куроедова, Сызранского уезда», 2-ое полугодие 1894 года: «От исполнения предполагаемой (иконы заказчика «Покрова Пресвятые Богородицы, а внизу лики тех святых, имена коих носят») иконы на Афоне отказались за неимением таких мастеров, которые могли бы хорошо написать сложную икону, поэтому заказана там икона должного размера с написанием на ней только Покрова Пресвятой Богородицы. Написать же иконы с ликами тех святых, которых желательно было видеть заказчику на иконе, предполагается им отдать написать кому-либо из здешних живописцев».
(ГАУО, ф.134, oп.36, д.286, лл.25-25об., 27об.-28)


1894 г.


Исаков Павел. Живописец. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Соловчиха, Сызранского уезда»: «В сем 1894 году храм Божий был окрашен снаружи и внутри масляною краскою, в фальшивых окнах, в осмериках написаны на железе четыре Евангелиста, а внизу Преображение Господне, Владимирская Божия Матерь и Николай Чудотворец за четыреста рублей сызранским живописцев Павлом Исаковым».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.183, л.11об.)


1894 г.


Викторов Степан Яковлевич. Столярных дел мастер. Село Пороги Сызранского уезда Симбирской губернии.
Упоминание относится к 1894 году. Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви с. Куроедово, Сызранского уезда»: «Столярная работа киота отдана крестьянину с. Порогов Степану Яковлеву Викторову».
(ГАУО, ф.134, oп.36, д.236, л.25-25об.)


1894 г.


Сурминский Николай Петрович. Иконостасных дел мастер.
Упоминание относится к 1894 году. Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви с. Куроедово, Сызранского уезда»: «Резная работа отдана мастеру-резчику Николаю Петровичу Сурминскому, которым был написан рисунок киота и под руководством которого делается и столярная работа. Столярная работа сдана за 45 рублей, а резная за 75 рублей, за резьбу еще добавлено 25 рублей. Резьба делается высокая, по новому стилю с цельными колоннами».
(ГАУО, ф.134, oп.36, д.236, л.25–25 об.)
Упоминание относится ко 2-му полугодию 1894 года. Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви с. Куроедова, Сызранского уезда»: «Вторая половина сего года ознаменована для церкви также некоторыми пожертвованиями. Так, Осипом Григорьевым Авдеевым пожертвовано 20 рублей, эти двадцать рублей пошли в уплату за резьбу киота резчику Николаю Петровичу Сурминскому, который работал только резьбу на киот за 100 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.36, д.286, л.26-26 об.)


1895 г.



Полежаев Ефим Поликарпов. Живописец. Село Жадовка Карсунского уезда Симбирской губернии.
Упоминание о нем относится к 1895 году и связано с «Летописью Михаило-Архангельской церкви с.Куроедова, Сызранского уезда». Известно: «...к концу года получена из Афонского монастыря Икона Покрова Пр. Богородицы, заказанная крестьянином д. Батышка Осипом Гр. Авдеевым в сооруженным им киот. Икона будет находиться в середине киота, а по бокам иконы с изображением тех святых, лики которых предполагалось написать на той же иконе Покрова Пресвятой Богородицы внизу и написание коих на одной иконе составляло затруднение для иконописцев Пантелеймонова монастыря, взявших на себя труд написания только иконы Покрова Пресвятой Богородицы с обычными на ней изображениями, а не с теми, какие желательно было видеть на ней заказчику. В последнем случае Пантелеймоновым монастырем требовалась оплата 50 рублей к 100 рублям, посланным заказчиком, на каковыя условия заказчик не согласился и заказал написание этих ликов на 2-х особых иконах Жадовскому живописцу Ефиму Поликарпову Полежаеву за 25 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.36, д.286, лл.27 об.-28.)


1896 г.


Комисаров Г.А. Иконописец. Город Хвалынск Саратовской губернии.
На оборотах икон «Святитель Николай Мирликийский», «Богоматерь Млекопитательница» и «Покров» надписи: «Иконописецъ Г.А.Комисаровъ. въ Г.Хвалынск.1896 г».



Надпись на обороте иконы "Покров". (Коллекция автора)



1896 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи Николаевской церкви села Елшанка Сызранского уезда за 1896 год»: «...однодворец и церковный староста Стефан Павлов Ерофеев из своих собственных средств заказал живописцу написать на железе 4-е Евангелиста и Апостолов написанных прежде на стенах храма на холсте, а потом уже пришедших в ветхость всего 12 икон. Затем при входе в церковь с Западной стороны тоже по его усердию на писана на железе Икона Божией Матери. За всю работу Стефан Павлов отдал больше 300 рублей из своих средств».
(ГАУО, ф.134,оп.36, д.283, л.17-17об.)


1898 г.


Будников Степан Иванович. Иконописец. Город Саратов (?).

Известна икона "Спас Нерукотворный", написанная в традиционной "сызранской" манере. Икона снабжена пологой лузгой, орнаментированной чередующимися стилизованными изображениями ромашки и завитка в форме трилистника. На обороте иконы чернильная печать: "Удостоен бронзовою медалью на саратовской выставке. Иконописец Степан Иванович Будников". На печати изображение медали с годом: 1898.


Оттиск печати на обороте иконы.


(Из материалов, любезно предоставленных коллекционером Болдыревым А.В. , город Самара)



1900 г. (?)


Бочкарев Федор Архипович. Иконописец, владелец иконописной мастерской в Сызрани, брат иконописца Александра Архиповича Бочкарева. Город Сызрань Симбирской губернии.
На обороте иконы «Господь Вседержитель (Пантократор), Богоматерь Нечаянная радость, Святитель Николай Мирликийский, Святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст» отпечаток чернильной печати с надписью: «Иконописная мастерская Федора Архиповича Бочкарева преемника Давида Васильевича Порфирова въ Сызрани имеются готовыя иконы цены умеренныя».


Оттиск печати на обороте иконы. (Коллекция автора)


1900 г.

Неизвестный мастер.
Из «Летописи Александро-Невской церкви села Тереньги, Сенгилеевского уезда
Симбирской губернии», 1900 год: «Александро-Невский храм усердием попечительства внутри ремонтирован заново купол и стены расписаны священными изображениями святых и Евангельских событий живописной работы. Иконостас, от времени потемневший, перекрашен в белый цвет, иконы переписаны заново и храм весь принял вид благолепный».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.91, л.30об.)


1901 г.


Грошев Петр. Живописец. Село Белое озеро Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Казанской церкви села Кивати, Сенгилеевского уезда, Симбирской губернии», 1901 год: «На средства разных благотворителей, в соответствие с киотом и иконою Б. Матери «Достойно есть» (приобретена на Афоне - ред.), приобретена икона Великомученика и целителя местной работы живописца Грошева, а афонские иконы, хотя и хороши, но уже непосильно дороги. За икону Великомученика уплачено тридцать три рубля, а Афонскую с пересылкою сто тридцать пять рублей; икона «Достойно» с киотом стоит 225 рублей, а Пантелеймона только 118 рублей - разница большая!».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.121, л.37-37об.)
Из «Церковной летописи по приходу села Шемурши, Сызранского уезда, начатая с 1879 года», 1904 год: «Священник посоветовавшись с церковным старостой
Сапуновым нашел возможным без ощутительного ущерба для церкви поновить иконостас и иконы. Был приглашен живописец из села Белаго Озера Петр Грошев, который и взялся поновить иконостас и иконы и притом вновь написать иконы: пр. Серафима Саровского Чудотворца, Иисус Христос в терновом венце и моление о Чаше. Первые две иконы написаны по золотому чеканному фону и являются прямо так украшением бедного Шемуршинского храма. Всю работу Грошев взял очень недорого, а именно за 105 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.110, л.14)


1901 г.


Аникин Андрей Максимов. Иконостасных дел мастер. Город Сенгилей Симбирской губернии.
Упоминание относится к 1901 году. Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Федькино, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1901 год: «В будущем году несмотря на недород хлебов пожелало общество исправить иконостас и написать в него новые иконы; иконостас существующий с прежнего храма пришел в ветхость: колонны облиняли, резьба местами поломана или отклеилась, позолота о небрежного обращения вся обтерта. Иконы существуют двадцать восемь лет, от времени закоптелись и как дешевой работы доски полопались, а лики облупились. Новый иконостас заказан в г. Сенгилее Андрею Максимову Аникину за 525 рублей из леса соснового и липового, колонны по образцу какие находятся в иконостасе Никольской церкви».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.108, л.40-40об.)


1901 г.


Коновалов Федор Константинов. Живописец. Село Старый Тукшум Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Федькино, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1901 год: «В будущем году несмотря на недород хлебов пожелало общество исправить иконостас и написать в него новые иконы; ... Иконы написать отданы живописцу Феодору Константинову Коновалову за 300 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.108, л.40-40об.)


1901 г., второе полугодие


Федоров. Иконостасных дел мастер. Село Дворянское Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Суруловки Казанской церкви, Сызранского уезда
Симбирской губернии», 1901 год, второе полугодие: «Желание иметь в церкви новый иконостас, более приличный и благоукрашенный, начинает исполняться. Начальство сие дело разрешило и дало согласие употребить для этого 350 рублей церковных денег. Иконостас уже делается мастером Федоровым. Идет также и работа у позолотчиков здесь на месте в с. Суруловке. Если бы мастер поторопился, то к маслянице 1902 года он был бы готов. Но он не торопится, так как срок по условию у нас назначен к 1 июня 1902 года. Стоимость иконостаса 800 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.113, л.37об.)


1901 г.


Неизвестный мастер. Живописец. Село Жадовка Карсунского уезда Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Проломиха Михаило-Архангельской церкви, Карсунского уезда Симбирской губернии», 1901 год: «За написание божественных картин отдано живописцу, проживающему в селе Жадовке двадцать три рубля».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.81, л.30об.)


1903 г., апрель


Сыромятников А.М. Иконостасных дел мастер. Город Сызрань Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Загарина, Сызранского уезда Симбирской губернии», 1903 год: «В апреле месяце было суждение по инициативе церковного старосты с его представителями и церковно-приходского попечительства об устройстве нового иконостаса, что в приделе св. муч. Параскевы на левой стороне. По этому делу был приглашен председателем Попечительства иконостасных дел мастер г. Сызрани A.M. Сыромятников, которому и поручено было устройство нового иконостаса с иконами за триста рублей без позолоты».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.84, лл.36об.,37-37об.)


1904 г., первое полугодие


Лошкарев. Живописец. Село Новоспасское Сызранского уезда Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Суруловки Казанской церкви, Сызранского уезда
Симбирской губернии», 1904 год, первое полугодие: «В церкви за это полугодие перемен больших нет. Можно только указать на поновление некоторых икон и написание новых. Прежде всего живописцем Лошкаревым написана была икона Преподобного Серафима Саровского Чудотворца по заказу и желанию жены священника с. Суруловки А. Благовещенской и жены дьякона с. Новоспасского Т. Сунгуровой. Затем ко Дню Пасхи поновлена икона Воскресения Христова и написана снова икона Казанской Божией Матери. Ко Дню же Св. Троицы были переписаны местные иконы иконостаса Спасителя и Божией Матери, вместо прежних потрескавшихся и облупившихся».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.113, л.44-44об.)


1904 г.


Лаврентьев. Иконостасных дел мастер.
Из «Летописи Николаевской церкви села Нижней Мазы, Сызранского уезда Симбирской губернии 1875-1917 гг.», 1904 год: «Иконостас без позолоты и икон подряжен мастеру Лаврентьеву за 1900 рублей». 1905 год: «В Ново построенном храме в мае месяце ставится мастером Лаврентьевым трехалтарный иконостас и замещаются живописные иконы - мастера Рябчикова. В иконостасе помещается до 70 икон. За неимением средств в строительной кассе, расходует протоиерей Николай Аполодоров деньги из собственных средств. За время поставки иконостаса Лаврентьеву передано 250 рублей и живописцу Рябчикову ко времени замещения икон в иконостасе он же Аполодоров выдал из своих средств 300 рублей. С окончанием поставки иконостаса в столярстве из своих же средств о. протоиерей Аполодоров выдал Лаврентьеву 250 рублей и живописцу Рябчикову из своих же средств 275 рублей; к празднику Рождества Христова иконостас весь поставлен, но иконы, хотя и все готовы, но вставка икон в иконостас оставлена до весны по случаю поправки амвона и окрашения полов».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.85, лл.21об., 22)


1904 г.


Рябчиков. Живописец.
Из «Летописи Николаевской церкви села Нижней Мазы, Сызранского уезда Симбирской губернии 1875-1917 гг.», 1904 год: «Иконостас без позолоты и икон подряжен мастеру Лаврентьеву за 1900 рублей». 1905 год: «В Ново построенном храме в мае месяце ставится мастером Лаврентьевым трехалтарный иконостас и замещаются живописные иконы - мастера Рябчикова. В иконостасе помещается до 70 икон. За неимением средств в строительной кассе, расходует протоиерей Николай Аполодоров деньги из собственных средств. За время поставки иконостаса Лаврентьеву передано 250 рублей и живописцу Рябчикову ко времени замещения икон в иконостасе он же Аполодоров выдал из своих средств 300 рублей. С окончанием поставки иконостаса в столярстве из своих же средств о. протоиерей Аполодоров выдал Лаврентьеву 250 рублей и живописцу Рябчикову из своих же средств 275 рублей; к празднику Рождества Христова иконостас весь поставлен, но иконы, хотя и все готовы, но вставка икон в иконостас оставлена до весны по случаю поправки амвона и окрашения полов».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.85, лл.21об., 22)


1906 г.


Никодимов. Иконописец, иконостасных дел мастер. Село Томышово Сызранского уезда Симбирской губернии.
Из «Церковной летописи села Томышова»: «В 1906 году с разрешения Его Преосвященства, Преосвященнейшего Гурия, в церкви произведен был ремонт иконостаса. Вновь вызолочен оббитый нижний ярус, запрестольные иконы, 4 заклиросных киота и очищены 2 и 3 ярусы. Вновь написаны 4 иконы на простенках алтаря, 1 над престолом и 2 иконы на заклиросных колоннах. Работу производил иконостасных дел мастер Никодимов, взявшийся произвести ремонт с рассрочкой платежа. Исполнилась таким образом надежда, о коей записано в летописи 1905 года. Храм принял совершенно другой вид. Работа была сдана за 700 рублей, из коих потрачено 100 рублей церковных по билету. Остальные шестьсот рублей набраны были причтом при деятельном участии церковного старосты Димитрия Денисова. Если бы не голодный год, разоривший крестьян, то можно бы ручаться, что весь храм был бы расписан...».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.88, л.19об.)


1908 г.


Шокин И.Е. Живописец.
Из «Летописи Казанской церкви села Кивати, Сенгилеевского уезда, Симбирской губернии», 1908 года: «В течение марта и апреля месяцев, в виду плохой - исполненной первоначально живописи, нижний ярус икон в главном иконостасе переписан весь вновь, равно возобновлены шесть икон, находящихся снаружи в фронтонах храма над входными воротами и на восточной стороне алтаря; за что уплачено живописцу И.Е. Шокину девяносто рублей из церковных средств».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.121, л.47)


1909 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи Архангельской церкви села Тумкина, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1909 год: «1909 год для церкви с. Тумкина ознаменовался тем, что давно устаревший и грозивший падением иконостас был сломан, а на место его был воздвигнут новый иконостас, иконы для иконостаса были сделаны также все новые и написаны все иконы (25 штук) на золотом чеканном фоне».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.101, л.26)


1910 г., 3 мая


Лукъянов Федор Элистратович. Позолотчик.
Упоминание относится к 1910 году, Симбирский Спасский женский монастырь. Из «Расходной книги за 1910-1912 гг.» «расход» 3 мая 1910 года: «Уплачено позолотчику Феодору Элистратовичу Лукъянову за позолотку и чеканку двух икон пять рублей семьдесят копеек». 15 сентября: «Уплачено Феодору Элистратовичу Лукъянову за позолоту и чеканку доски для Образа - шесть рублей».
(ГАУО, ф.185, оп.1, д.12, лл.16об., 18об., 35об.)


1910 г., 26 сентября


Сталогоров Сергей Петрович. Живописец.
Упоминание относится к 1910 году, Симбирский Спасский женский монастырь. Из «Расходной книги за 1910-1912 гг.», «расход» в 1910 году, 26 сентября: «Уплачено представителю художественного - живописной и иконостасной мастерской, торгового дома Сергею Петровичу Сталогорову за иконостас для молитвенного дома на монастырский хутор в лугах, исполненный на полотне с художественными иконами - 660 рублей, и за провоз иконостаса и доставку на место 30 рублей, а всего 690рублей».
(ГАУО, ф.185, oп.1, д.12, л.98об.)


1910 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи по Казанской церкви села Лесного Матюнина Сенгилеевского уезда Симбирской губернии»: «Иконостасы, как в обоих новых приделах, так и в настоящей церкви, сооружены новые с новыми живописными иконами».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.106, лл.2об.-3)


1912 г., 9 октября


Белоусов Иван Васильевич. Иконостасных дел мастер, иконописец. Село Палех Вязниковского уезда Владимирской губернии.
Из дела «О перестройке Симбирской Воскресенской церкви. 27 апреля 1892 г. - 24 июля 1913г.»: «Выполнить работы по замене иконостаса «приход и жертвователи изъявляют желание поручить мастеру иконостасных и иконописных работ из села Палеха, Владимирской губернии, Вязниковского уезда, Ивану Васильевичу Белоусову. Работы этого мастера издавна известны прихожанам Воскресенского храма с хорошей стороны и отличаются доброкачественностью».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.580, л.144-144об.)
«Расписывавший Воскресенский храм мастер из села Палех, Белоусов теперь производит работы в храмах города Самары, а имеющиеся у него специальные мастера по росписи храмов случайно пока остаются без дела, почему он предлагает восстановить роспись нашего храма почти за половинную стоимость, то есть за 1500 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.8, д.580, лл.146-146об.-147)
«Причт Воскресенской церкви репортом своим от 9 сего октября 1912 года донес мне об окончании поновления росписи в надлежащем виде и что на таковое поновление израсходовано 1400 рублей, что значится в книге расхода под №125 и представляя особую расписку иконописца Белоусова в получении им 1400 рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.8, д.580, л.148)


1912 г.


Крючков. Живописец.
Из «Церковной летописи села Ананьина, Сызранского уезда Симбирской губернии», 1912 год: «В течение лета 1912 года... предполагалось и было сдано некоему живописцу Крючкову окрасить паперть масляными красками, внутри, и написать картины из земной жизни Иисуса Христа, но по случаю смерти отложено до весны будущего 1913 года».
(ГАУО, ф.134, оп.12, д.162, л.26)


1914 г.


Неизвестный мастер. Иконописец, крестьянин. Село Алешкино Сызранского уезда Симбирской губернии.
Из «Летописи Михаило-Архангельской церкви села Федькино, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1914 год: «В церковь приобретен образ Вседержителя на горнее место в багетной раме. Писал икону крестьянин села Алешкина - написано для села сносно, оплачено из церковных сумм тридцать шесть рублей».
(ГАУО, ф.134, oп.13, д.108, л.59)


1914 г., 5 мая


Ковалев Иван Федорович. Иконостасных дел мастер. Село Алексеевка, Воронежская губерния.
Из «Летописи Архангельской церкви села Тумкина, Сенгилеевского уезда Симбирской губернии», 1914 год: «5 мая. Был собран сход для производства торгов и сдачу позолоты иконостаса. На торгах было сдано дело крестьянину села Алексеевки Воронежской губ. Ив. Фед. Ковалеву (рассматривались кандидатуры - Рунов - г. Сенгилей, Иванов - Ставрополь, Ковалев (Алексеевка – ред.). Позолотить иконостас новый на полименте 10 золотников золотом, а также и три киота новые - позолотить. Иконостас придельный выкрасить и позолотить на мардан, а также старые киоты выкрасить и поправить позолоту резьбы. Стены храма промыть, поправить штукатурку и выкрасить масляными красками. Подряд сдан за 2000 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.101, лл.28об.-29)


1914 г.


Неизвестный мастер.
Из «Церковной летописи села Проломиха Михаило-Архангельской церкви, Карсунского уезда Симбирской губернии», 1914 год: «Был позолочен иконостас в придельном храме и иконы нарисованы заново на тех же досках. С восточной стороны при входе в главную церковь нарисованы Спаситель, Божия Матерь и Иоанн Предтеча. Около придельного алтаря с северной стороны и частью в самом алтаре нарисовано благославение Спасителем детей. С той же северной стороны нарисован Ермоген Патриарх Всея России, на стене с южной стороны Феодосий Епископ Черниговский и Иоасаф Епископ Белгородский и изображено событие из жизни Святителя Николая: Святитель Николай освобождает от смертной казни невинно осужденных. На стене - с западной стороны - беседа Иисуса Христа с женою Самарянкою и Лепта Вдовицы. Кроме того, нарисовано 9 двунадесятых праздников отдельными иконами небольшого размера, которые полагаются на аналой в означенные праздники. Также вновь нарисованы иконы Иоанна Богослова и Василия Великого. За работу мастеру отдано было 225 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.81, л.40)


1914 г.


Неизвестный мастер.
Из «Летописи Христорождественской церкви села Ясашного Сызгана, Карсунского уездаСимбирской губернии»,1914 год: «В текущем году переделан весь иконостас, поновлены все иконы. Из церковных сумм израсходовано на это дело до 400 рублей и из средств прихожан до 500 рублей».
(ГАУО, ф.134, оп.13, д.82, л.19об.)


1916 г.


Фиоркимыч. Иконописец. Город Симбирск.
Упоминается в «Заметках по вопросам литературы, педагогики, психологии, о московских школах, о симбирских старожилах и о другом.1879 г. - не позднее 1916 г.»
(ГАУО. ф.865, oп.1, д.29, л.30)


1916 г.


Набоков Николай Алексеевич. Иконописец. Город Симбирск.
Упоминается в «Заметках по вопросам литературы, педагогики, психологии, о московских школах, о симбирских старожилах и о другом.1879 г. - не позднее 1916 г.»
(ГАУО, ф.865, oп.1, д.29, л.30)


1916 г.


Соколов. Иконописец. Город Симбирск.
Упоминается в «Заметках по вопросам литературы, педагогики, психологии, о московских школах, о симбирских старожилах и о другом.1879 г. - не позднее 1916 г.»
(ГАУО, ф.865, oп.1, д.29, л.30)


1931 г., 3 февраля


Горшков Иван Петрович. Иконописец, владелец мастерской иконописи. Село Шаховское Павловского района Ульяновского округа Средневолжской области.
Упоминается в деле о лишении его избирательных прав: «…установлено, что Горшков до революции имел специальную мастерскую иконописи с наемными мастерами, раздавал работу по изготовлению икон на дом другим мастерам, иконы партиями разносил и развозил далеко за пределы Павловского района и сбывал…и что этот промысел продолжал и после октябрьской революции, давая заказы на дом мастерам и сбывая иконы». Из кассационной жалобы Горшкова: «Иконописное дело мною велось только кустарно, при наличии членов моей семьи: 2 сына и отец 70 лет. В 1909 г. имел 2 чел. По найму иконописных мастеров для обучения 2х сыновей…, а в 1913 г. иконное дело мною ликвидировано».
(ГАУО, ф.Р-1294, оп.5, д.79, лл.2,3об.)


1931 г., 1 октября


Абляев Иван Иванович. Иконописец мастерской Горшкова.
Из объяснения по существу жалобы Горшкова И.П.: «Я до 1914 г. занимался писанием икон. Отец мой набирал и раздавал. Мы зарабатывали чистую прибыль 100 руб. в год. После Октябрьской революции до 1922 г. я работал по заказу Горшкова Ивана Петровича, который давал мне деньги авансом. Я ему сделал около 300 штук за 74 руб. в течении 4-х месяцев. Из них на материал израсходовано около 45 руб. Продавали примерно в среднем по одному рублю за штуку».
(ГАУО, ф.Р-1294, оп.5, д.79, лл.8-8об.)


1931 г.


Тихонов Николай Николаевич. Иконописец мастерской Горшкова.
Из объяснения Абляева И.И.: «Кроме этого, на Горшкова Ивана Петровича до революции работал Тихонов Николай Николаевич и другие».
(ГАУО, ф.Р-1294, оп.5, д.79, лл.8-8об.)


1931 г.


Романов Иван Филиппович. Иконописец мастерской Горшкова. Село Шаховское Павловского района Ульяновского округа Средневолжской области.
Из объяснения Абляева И.И.: «Горшков Иван Петрович до революции имел мастерскую, где работали четыре взрослых приезжих мастеров и местные граждане Романов Иван Филиппович и Рычков Павел Степанович, и сродственники».
(ГАУО, ф.Р-1294, оп.5, д.79, лл.8-8об.)


1931 г.


Рычков Павел Степанович. Иконописец мастерской Горшкова. Село Шаховское Павловского района Ульяновского округа Средневолжской области.
Из объяснения Абляева И.И.: ««Горшков Иван Петрович до революции имел мастерскую, где работали четыре взрослых приезжих мастеров и местные граждане Романов Иван Филиппович и Рычков Павел Степанович, и сродственники».
(ГАУО, ф.Р-1294, оп.5, д.79, лл.8-8об.)






Читать далее
СВЕРНУТЬ ТЕКСТ